Право на здоровье является

Раздел II. Право на здоровье

Право на здоровье является

Правона охрану здоровья гарантируетсягосударством посредством обеспечениянормальных условий труда, безопаснойэкологической среды, защиты отнекачественных и фальсифицированныхпродуктов питания, фармацевтическойпродукции.

Основополагающейнормой в данном контексте являетсяст. 41 Конституции РФ, которая гласит:

“1.Каждый имеет право на охрану здоровьяи медицинскую помощь. Медицинская помощьв государственных и муниципальныхучреждениях здравоохранения оказываетсягражданам бесплатно за счет средствсоответствующего бюджета, страховыхвзносов, других поступлений.

2.В Российской Федерации финансируютсяфедеральные программы охраны и укрепленияздоровья населения, принимаются мерыпо развитию государственной, муниципальной,частной систем здравоохранения,поощряется деятельность, способствующаяукреплению здоровья человека, развитиюфизической культуры и спорта, экологическомуи санитарно-эпидемиологическомублагополучию.

3.Сокрытие должностными лицами фактов иобстоятельств, создающих угрозу дляжизни и здоровья людей, влечет за собойответственность в соответствии сфедеральным законом”.

Государствообязуется в соответствии с КонституциейРФ (ст. 19, 20, 38, 39 и 41) гарантироватьгражданам право на здоровье независимоот расы, пола, национальности, языка исоциального происхождения, а такжеместа жительства.

Однаконужно сказать, что право на здоровьенарушается многими медицинскимиучреждениями на местах.

В качествеоснования для отказа в медицинскомобслуживании медицинское учреждениеприводит тот факт, что гражданинпроживает, например, в другом районегорода. Это является грубейшим нарушениемст.

 17 Основ законодательства РоссийскойФедерации об охране здоровья гражданот 22 июля 1993 г.*(4)(далее – Основы).

Правона здоровье гарантируется также другимизаконами. Уголовный кодекс РФ (далее -УК) содержит гл. 25 (“Преступленияпротив здоровья населения и общественнойнравственности”), которая, например,предусматривает уголовную ответственностьза незаконное занятие частной медицинскойили фармацевтической деятельностью(ст. 235), за нарушениесанитарно-эпидемиологических правил(ст.

 236), за сокрытие информации обобстоятельствах, создающих опасностьдля жизни или здоровья людей (ст. 237),за выпуск или продажу товаров, выполнениеработ либо оказание услуг, не отвечающихтребованиям безопасности (ст. 238).Глава 26 УК предусматривает уголовнуюответственность за нарушение правилохраны окружающей среды (ст.

 246), занарушение правил обращения с экологическиопасными веществами и отходами (ст. 247),за нарушение правил безопасности приобращении с микробиологическими либодругими агентами или токсинами (ст. 248),за загрязнение вод (ст.  250), зазагрязнение атмосферы (ст. 251). Глава 15УК посвящена принудительным мераммедицинского характера.

Непосредственноеотношение к охране здоровья и к медицинев целом имеют и ряд других статей УК. Оних более подробно будет сказано ниже.

Учитываяспецифику права на здоровье, государствопредоставляет гражданам также защитуот любых форм дискриминации, обусловленнойналичием у них каких-либо заболеваний.Лица, виновные в нарушении этого права,несут уголовную, административную игражданскую ответственность (ч. 3ст. 17 Основ).

Правона здоровье гарантируется и нормамидругих отраслей права. Так, ст. 323Трудового кодекса РФ (далее – ТК)говорит о гарантиях медицинскогообслуживания. Гражданский кодекс РФ(далее – ГК) предусматриваетгражданско-правовую ответственностьза причинение вреда здоровью.

Гарантиейохраны здоровья является, например, изапрет на эвтаназию. Согласно ст. 45Основ, запрещается удовлетворять просьбыбольного об ускорении его смерти. Лицо,которое побуждает больного к эвтаназиии (или) ее осуществляет, несет уголовную(ст. 105 УК) и гражданскую ответственность(ст. 1064-1083, 1099-1101 и 150-152 ГК).

Правона охрану здоровья гарантируется нетолько российским законодательством,но и нормами международного права. Вчастности, право на здоровье вытекаетиз содержания Европейской конвенции озащите прав человека и основных свобод*(5)от 4 ноября 1950 г.

Так, Конвенциязапрещает жестокое и бесчеловечноеобращение (ст. 3), запрещает произвольнолишать человека жизни (ст. 2), гарантируетправо на информацию (ст. 10), запрещаетдискриминацию (ст. 14), гарантируетсудебную защиту прав пациентов (ст.

 5и 6), гарантирует защиту врачебной тайны(ст. 8).

Примернотакой же перечень прав содержится вМеждународном пакте о гражданских иполитических правах*(6)1966 г. и Европейской конвенции о защитеправ человека и человеческого достоинствав связи с применением биологии и медицины(РФ не ратифицирована).

Приэтом необходимо учитывать прецедентнуюпрактику Европейского Суда по правамчеловека.

Òàê,â äåëå D. v. the United Kingdom*(7)Суд постановил, что будет нарушена ст. 3Конвенции по правам человека в случаедепортации истца. Истец по данному делубыл болен СПИДом, находился на территорииВеликобритании и отбывал наказание ввиде лишения свободы за незаконнуюторговлю наркотиками. Официальныевласти приняли решение о его депортациина остров Сент-Киттс.

Суд отметил в своемрешении тот факт, что болезнь истцанаходится в продвинутой стадии ипереправка на остров без сомненийускорит его смерть в связи с отсутствиемнадлежащего медицинского обслуживанияв условиях тюремного режима, существующегона острове.

В решении Суда сказаноследующее: “Принимая во вниманиеисключительность ситуации и учитываято, что смертельная болезнь в критическойстадии, применение к истцу высылки наостров Сент-Киттс будет бесчеловечнымобращением со стороны ПравительстваСоединенного Королевства в нарушениест. 3 Конвенции…

” Суд также отметил,что власти Великобритании приняли насебя обязательство обеспечивать истцасоответствующим медицинским обслуживаниемв том месте, где он находится. Именнотаким образом он и получал медицинскуюпомощь с августа 1994 г. Истец фактическижил благодаря такому медицинскомуобслуживанию и специальному уходу.

Дажепринимая во внимание тот факт, что самиусловия содержания и предоставлениямедицинской помощи на острове в целомне противоречат ст. 3 Конвенции, всеже необходимо учитывать, что самоизменение условий содержания и качествамедицинской помощи приведет не толькок преждевременной смерти от болезни,но и к психологическим страданиям, чтоявляется бесчеловечным обращением*(8).

Нужно отметить, что Суд сделал в решенииважную оговорку: “…

иностранцы, которыеотбывают наказание в тюрьмах соответствующейдоговаривающейся стороны и подлежатдепортации, не имеют права требоватьот властей оставить их на территориисоответствующего государства на томосновании, что они не будут иметьвозможности получать такое же медицинскоеобслуживание в случае депортации, нообстоятельства данного конкретногодела носят исключительный характер ипоэтому в данном конкретном случаедепортация нарушит ст. 3 Конвенции…”Таким образом, право указанных лиц намедицинскую помощь в соответствующемгосударстве пребывания до депортациине является абсолютным и зависит отобстоятельств дела.

Изрешения можно сделать также вывод, чтотакие факторы, как прогрессирующаястадия СПИДа, последние стадии рака,туберкулеза, являются основанием дляпризнания депортации противоречащейст. 3 Конвенции.

Указанное решениеприобретает в российских условиях всебольшую актуальность, так как количестволиц, ищущих убежища, ходатайствующих ополучении статуса беженца в РоссийскойФедерации, стремительно растет.

Приведенное выше решение ЕвропейскогоСуда в полной мере относится и кперемещенным лицам.

Необходимосказать и о других правах, которые такжеявляются частью права на здоровье, инымисловами, обеспечивают данное право.

Ктаким важным правам, которые неразрывносвязаны с правом на здоровье, относятся:право граждан на благоприятнуюэкологическую среду, право граждан наполучение достоверной и своевременнойинформации о факторах, влияющих наздоровье, право на охрану здоровья всвязи с вредной профессиональнойдеятельностью, право на особую охрануздоровья беременных женщин и матерей.

Однакоправо на благоприятную экологическуюсреду в Российской Федерации частонарушается. Между тем Европейский Судпо правам человека уделяет данномуправу большое внимание. Это правогарантировано ст. 3 и 8 Европейскойконвенции о защите прав человека иосновных свобод.

Представляетинтерес решение Европейского Суда поправам человека по делу Lopez Ostra v. Spain*(9).В 1988 г. г-жа Грегория Лопез Остра,испанская подданная, проживала с семьейв районе Дипутасьен дель Рио, в городеЛорка. В июле 1988 г. вблизи ее дома началофункционировать предприятие попереработке жидких и твердых отходовкожевенных заводов.

Сразу же после вводапредприятия в эксплуатацию выделяемыеим вредные испарения привели к ухудшениюсостояния здоровья многих местныхжителей, в том числе и заявительницы. Всвязи с этим муниципальные властиэвакуировали людей, живущих внепосредственной близости от предприятия,а затем 9 сентября 1988 г.

с учетомзаключения экспертной комиссии,организованной властями, приняли решениео прекращении ряда производств напредприятии. После возвращения домойздоровье заявительницы продолжалоухудшаться.

В связи с этим г-жа ЛопезОстра направила жалобу в административнуюпалату Провинциального суда Мурсии, вкоторой утверждала, что имеет местопротивоправное вмешательство властейв ее личную жизнь и посягательство наее здоровье. В докладе от 19 января 1989 г.Агентство по охране природы и окружающейсреды провинции Мурсия подтвердилофакт наличия экологических неудобствдля жителей.

31 января 1989 г. местныйсуд отказал г-же Лопез Остра в ее иске,хотя прокурор согласился с наличиемоснования для него. Заявительница подалаапелляционную жалобу в Верховный Суд,который отклонил ее. 26 февраля 1990 г.Конституционный Суд постановил, чтоподанная г-жой Лопез Остра индивидуальнаяжалоба является недостаточно обоснованной.В феврале 1992 г.

заявительница и еесемья переехали в муниципальную квартирув центре города Лорка. 27 октября1993 г. решением судьи города Лорка пожалобе двух сестер мужа заявительницыдеятельность предприятия былаприостановлена и возбуждено уголовноедело по обвинению руководства предприятияв совершении экологического преступления.

В своей жалобе в Европейский Суд поправам человека заявительница утверждала,что имело место нарушение ст. 8Конвенции. Суд согласился с даннойточкой зрения, хотя правительствовозражало против такого подходазаявительницы. Заявительница настаивалана том, что, несмотря на частичноезакрытие предприятия 9 сентября 1988 г.

,оно продолжало выделять вредныеиспарения, а также оставаться источникомшума и сильных запахов, которые вызвалиу нее и ее семьи серьезные проблемы создоровьем.

На основании медицинскихдокладов и заключений экспертов,представленных правительством изаявительницей, Суд отметил, что выбросысероводорода предприятием превышалидопустимый уровень и могли угрожатьздоровью населения, живущего внепосредственной близости от завода.Кроме того, могла существоватьпричинно-следственная связь междувыбросами и болезнью дочери заявительницы.

По мнению Суда, данные факты подтверждаютвыводы первого доклада экспертов,представленного 19 января 1989 г. вПровинциальный суд Мурсии Региональнымагентством охраны окружающей среды иприродных ресурсов в связи с жалобойзаявительницы о защите ее основныхправ. Прокурор Короны поддержал еезаявление в первой инстанции и приапелляции.

Провинциальный суд Мурсиипризнал также, что хотя положение делна предприятии не представляет серьезнойугрозы для здоровья населения, но онотем не менее отрицательно сказываетсяна условиях проживания людей внепосредственной близости от завода.Европейский Суд отметил, что испанскиевласти, и в частности муниципалитетЛорки, конечно, теоретически не несутпрямую ответственность за выбросывредных веществ на предприятии, но в тоже время посчитал, что “…государствуне удалось установить справедливыйбаланс между интересами экономическогоблагосостояния города (созданиепредприятия по переработке отходов) инадлежащим соблюдением прав заявительницына неприкосновенность ее жилища, личнойи семейной жизни. Таким образом, имеломесто нарушение ст. 8 Конвенции…”.

Правограждан на медицинскую помощь, хотя онои входит в состав права на охрануздоровья, обладает относительнойсамостоятельностью и занимает важноеместо в системе прав человека и гражданина.Гарантиями названного права выступаетразвитая сеть медицинских учреждений,доступность медицинской помощи, развитиелекарственной помощи.

Медицинскаяпомощь в государственных и муниципальныхучреждениях здравоохранения оказываетсягражданам бесплатно. Основы законодательстваРФ об охране здоровья граждан, конкретизируяэту норму, устанавливают гарантированныйобъем бесплатной медицинской помощигражданам, который обеспечивается имв соответствии с программами обязательногомедицинского страхования.

Он включаетпервичную медико-санитарную, скоруюмедицинскую и специализированнуюмедицинскую помощь, медико-социальнуюпомощь гражданам, страдающим социальнозначимыми заболеваниями (психическими,онкологическими, венерическими,туберкулезом, СПИДом), медико-социальнуюпомощь гражданам, страдающим заболеваниями,представляющими опасность для окружающих,т.е.

инфекционными. Кроме того, гражданеимеют право на дополнительные медицинскиеуслуги на основе программ добровольногомедицинского страхования, а также засчет средств предприятий, учрежденийи организаций, своих личных средств ииных источников, не запрещенных законамиРоссийской Федерации.

Положения и нормы,направленные на укрепление здоровья иего охрану, содержатся и в ряде другихправовых актов:

-в Федеральном законе от 30 марта 1999 г.”О санитарно-эпидемиологическомблагополучии населения”;

-в Федеральном законе от 29 апреля 1999 г.”О физической культуре и спорте вРоссийской Федерации” (в ред. от 10января 2003 г.)*(10);

-в Федеральном законе от 9 января 1996 г.”О радиационной безопасностинаселения”*(11);

-в Федеральном законе от 21 ноября 1995 г.”Об использовании атомной энергии”*(12);

-в Федеральном законе от 30 марта 1995 г.”О предупреждении распространенияв Российской Федерации заболевания,вызываемого вирусом иммунодефицитачеловека (ВИЧ-инфекции)”*(13);è äð.

Источник: https://studfile.net/preview/1772012/page:5/

Международное право и права человека

Право на здоровье является

На сегодняшний день тема здоровья является одной из самых актуальных. Это связано с различными факторами. Это и многочисленные болезни, которые часто являются следствием природных катастроф. Это также различные войны, приносящие огромный ущерб.

И, конечно, существующие уязвимые слои населения: с плохими жилищными условиями, бездомные, малообеспеченные. Все эти факторы негативно сказываются на здоровье людей. Для нашей страны отрицательное влияние оказала и Чернобыльская катастрофа.

О праве на здоровье и пойдет речь ниже.

Впервые в международном контексте о праве на здоровье, а точнее  о праве на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья (это его полное название) было сказано в 1946 году в Уставе Всемирной организации здравоохранения.  За соблюдением данного права следила Всемирная организация здравоохранения и Комиссия по правам человека (в настоящее время – это Совет по правам человека).

Сегодня одну из ведущих ролей в данной области играет Комитет по экономическим, социальным и культурным правам.

Он является исполнительным органом ООН и наблюдает за соблюдением Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (1966 год).

 В 12 статье данного документа говорится о мерах, которые должны быть приняты для осуществления данного права. Они включают в себя следующие мероприятия:

  • «…a) обеспечения сокращения мертворождаемости и детской смертности и здорового развития ребенка;
  • b) улучшения всех аспектов гигиены внешней среды и гигиены труда в промышленности;
  • c) предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними;
  • d) создания условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни…»   

В 2000 году Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам принял замечание общего порядка о праве на здоровье. Согласно данному замечанию, существует четыре основных элемента права на здоровье:

  • а)  Наличие.   У стран-участников должно быть достаточное количество функционирующих учреждений, товаров и услуг в сфере здравоохранения и медицинской помощи.  
  • b)  Доступность.   Учреждения, товары и услуги должны быть доступны каждому человеку.   Есть четыре взаимосвязанных аспекта: должен соблюдаться принцип недискриминации, физическая доступность, экономическая доступность (с точки зрения расходов), доступность информации.
  • с)  Приемлемость.   Все учреждения, товары и услуги здравоохранения должны соответствовать принципам медицинской этики и культуре отдельных лиц.
  • d)  Качество.   Учреждения, товары и услуги здравоохранения должны быть высокого качества.   Это и квалифицированный медицинский персонал, и хорошие медикаменты, и надлежащего качества  медицинское оборудование, и безопасная питьевая вода.

В замечании общего порядка сказано, что право на здоровье “включает в себя не только право на своевременные и адекватные услуги в области здравоохранения, но и на такие основополагающие предпосылки здоровья, как доступ к безопасной питьевой воде и адекватным санитарным услугам, достаточное снабжение безопасным продовольствием, питание и жилищные условия, безопасные условия труда и окружающей среды, а также доступ к просвещению и информации в области здоровья… ”

На страницах белорусских и российских изданий Руммо, Е. О. Правовое регулирование медицинской деятельности / Е. О. Руммо // Сборник научных статей студентов, магистрантов, аспирантов. Вып. 9. В 3 т. Т. 2 / cост. С. В. Анцух. Минск : Четыре четверти, 2012. С. 163-165.
Коян, М. Л. Особенности гражданско-правового регулирования оказания медицинских услуг в области бесплатной медицинской помощи / М. Л. Коян // Актуальные вопросы современной правовой науки : материалы Междунар. науч. конф. студентов, магистрантов и аспирантов и секции «Юрид. науки» Респ. науч. конф. cтудентов и аспирантов вузов Респ. Беларусь «НИРС — 2011», Минск, 4–5 нояб. 2011 г. / редкол. : О. И. Чуприс (отв. ред.) [и др.]. Минск : Изд. Центр БГУ, 2012. С. 100-101. 
Курылева, О. С. Право на жизнь, здоровые и безопасные условия труда при контрактной системе найма в Республике Беларусь / О. С. Курылева // Право человека на жизнь и гарантии его реализации в сфере труда и социального обеспечения : материалы Междунар. науч.-практ. конф. / под ред. К.Н. Гусова. Москва : Проспект, 2008. С. 73-76. 
Кондратьева, З. А. Теоретические и практические вопросы правового регулирования возмещения вреда здоровью / З. А. Кондратьева // Правовые средства обеспечения развития экономики Республики Беларусь : материалы междунар. науч.-практ. конф., Минск, 9–10 ноября 2007 г. / редкол. : И. Н. Колядко (отв. ред.) [и др.]. Минск : БГУ, 2008. С. 299-303. 
Бабий, Н. А. Ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей / Н. А. Бабий // Белорусская юридическая энциклопедия. В 4 т. Т. 2. — Минск, 2009. С. 413-414.
Сивец, С. М. Вопросы правового регулирования сферы здравоохранения как один из основных векторов проведения социальной политики / С. М. Сивец // Актуальные вопросы совершенствования правовой системы на современном этапе : материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 90-летию профессора С. Г. Дробязко. Минск, 11–12 окт. 2012 г. Минск, 2012.
Панков, Н. Н. К вопросу формирования конституционно-правового механизма защиты права граждан на охрану здоровья / Н. Н. Панков // Белорусская государственность и развитие национальной правовой системы : от Статута 1588 г. до соврем. Конституции : материалы Респ. науч.-практ. конф., Минск, 11-12 марта 2008 г. Минск, 2008. С. 129-130.  

Источник: https://hr-libguide.bsu.by/right-to-health/

» Понятие права на охрану здоровья | Фин Эксперт Групп

Право на здоровье является

Право граждан на охрану здоровья, по сути, является комплексом прав, обеспечивающим, пожалуй, главное, неотъемлемое достояние – его здоровье.

Когда нет здоровья, трудно говорить о полноте дееспособности, а значит, в ряде случаев и рассматривать человека как гражданина. А полное отсутствие здоровья означает смерть.

При этом качество здоровья определяет качество жизни.

Указанное право в отличие от других прав человека сравнительно недавно стало закрепляться в актах, в том числе в законодательстве развитых стран. Это, очевидно, связано с обострением демографических проблем в большинстве развитых стран.

Государства должны реагировать на них, вырабатывая социальные меры, направленные на продолжение жизни, поддержание здоровья и создание комфорта.

С этим связана вынужденная политика развития права в сторону либерализма, причем человек становится центральной фигурой (субъектом) права, от которой берут начало иные общественные отношения.

Вплоть до середины XX столетия в конституциях государств всего мира отсутствовало упоминание о праве граждан на здоровье, хотя многие другие права уже были провозглашены. Право на здоровье как одно из основных прав человека впервые нашло свое юридическое закрепление в международных актах по окончании Второй мировой войны.

В Уставе (это нашло отражение в Конституции СССР 1946 г.) Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) было определено, что целью данной организации является достижение всеми народами возможного наивысшего уровня здоровья (ст.1).

При этом под здоровьем понимается «состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов».

Согласно ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16.12.1966 г. участвующие в Пакте государства признают право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.

 В соответствии со ст. 25 Всеобщей декларации прав человека от 10.12. 1948 г. каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая медицинский уход, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи.

Таким образом, в международных актах наблюдается некоторая несогласованность правовых понятий, каждый раз мы видим разный объект права.

Согласно ч. 1 ст. 41 Конституции РФ: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь».

Несмотря на то что Конституция РФ различает понятия «охрана здоровья» и «медицинская помощь», ст. 1 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.07.1993 г.

№ 5487-1 (далее – Основы) относит медицинскую помощь к охране здоровья, что представляется более верным: «Охрана здоровья граждан – это совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья».

Обращает на себя внимание текст статьи 17 Основ, которая и называется: «Право граждан Российской Федерации на охрану здоровья»:

«Граждане Российской Федерации обладают неотъемлемым правом на охрану здоровья.

Это право обеспечивается охраной окружающей природной среды, созданием благоприятных условий труда, быта, отдыха, воспитания и обучения граждан, производством и реализацией доброкачественных продуктов питания, а также предоставлением населению доступной медико-социальной помощи.

Государство обеспечивает гражданам охрану здоровья независимо от пола, расы, национальности, языка, социального происхождения, должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Государство гарантирует гражданам защиту от любых форм дискриминации, обусловленной наличием у них каких-либо заболеваний. Лица, виновные в нарушении этого положения, несут установленную законом ответственность.

Гражданам Российской Федерации, находящимся за ее пределами, гарантируется право на охрану здоровья в соответствии с международными договорами Российской Федерации».

Таков фундамент нормативных понятий в сфере охраны здоровья. Однако при их внешней стройности очевидно, что на самом деле интересующий нас вопрос понимается нормотворцами неодинаково, иначе мы не имели бы такого количества терминов:

• право на здоровье;[20]

• право на такой жизненный уровень, включая медицинский уход, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния самого человека и его семьи;

• право на высший достижимый уровень физического и психического здоровья;

• право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Поэтому, если мы попытаемся понять, какое же право хотим реализовать или защитить на самом деле, нам нужно разобраться в терминах. Определенность порождает порядок в мыслях и действиях, хаос понятий порождает хаос и в мыслях, и в реальности. Итак:

2. Право на что? 

Трудно согласиться с российским законодательством в той части, где говорится о «неотъемлемости» права на охрану здоровья.

Например, договор медицинского страхования, дающий право на охрану здоровья (на медицинскую помощь при наступлении страхового случая), может быть заключен в пользу третьего лица: одно лицо (например, работодатель) купило для другого лица (работника) страховку.

Таким образом, одно лицо передало право получения медицинской помощи другому лицу, и, стало быть, это право передаваемо и отчуждаемо.

Очевидно, в данном случае законодатель подменил термины «право на здоровье» (которое действительно нельзя отделить от человека) и «право на охрану здоровья».

Термин «право на здоровье» довольно широко используется в международной практике, однако не имеет юридического смысла. Дело в том, что здоровье неотделимо от человека (как уже говорилось, человек совсем без здоровья мертв), а право как таковое описывает устойчивые общественные отношения в определенной сфере деятельности.

Отношения возникают между объектами и субъектами права и между субъектами. Однако здоровье – неотъемлемая принадлежность человека, и здесь мы имеем совпадение субъекта и объекта в человеке (гражданине).

Между этим субъектом права (человеком) и объектом права (здоровьем) невозможно построить систему правовых взаимоотношений и норм, поскольку это – внутренние отношения человека, куда общество с его нормотворчеством может вмешаться лишь тогда, когда сам человек угрожает себе или другому или не может себе помочь.

Но тогда это внешнее вмешательство уже будет не частью права на здоровье, а одной из мер по охране здоровья. В этом случае третьему лицу дается право, минуя волю субъекта, непосредственно вмешиваться в его здоровье. В таких случаях воля игнорируется в интересах самого человека или в интересах общества.

Эти ситуации рассматриваются как исключительные. Правилом же является позиционирование гражданина как полноценного субъекта гражданско-правовых отношений, воля которого имеет определяющее значение.

Единственным доводом в пользу термина «право на здоровье» могут служить случаи посягательства на здоровье гражданина другими лицами (преступниками), вредоносными факторами, включая экологию, болезни и пр. В этой ситуации можно говорить о здоровье как о полноценном объекте права, который подлежит охранительным (однако уже в чисто правовом контексте) мерам вплоть до уголовных санкций.

Тобес Брижит, один из самых известных международных аналитиков в этой области, пишет в своей книге, которая так и называется «Право на здоровье»: «В доказательство правомерности использования термина «право на здоровье» в данной работе можно привести три довода: 1) этот термин является наилучшим с точки зрения соответствия международным документам и соглашениям; 2) он вообще чаще других используется на международном уровне; 3) он помогает осознать, что речь идет не только об охране здоровья, но и о праве на ряд условий, без которых невозможно здоровье, таких, как доступ к чистой питьевой воде и здоровая экологическая обстановка».[21]

В этих доводах телега, как говорится, ставится впереди лошади. Международные документы должны использовать корректные термины, а некорректное использование терминов делает некорректными и документы, их содержащие: не документ определяет качество термина, а качество термина – качество документа.

То, что некий термин чаще используется на международном уровне, не может сделать его верным: тысяча нулей никогда не дадут единицу.

Доводы Брижита могут быть уместны в англо-американской правовой системе, где существуют прецеденты и частота использования термина в определенном контексте (обычай) «узаконивает» его применение в юридическом поле. Однако в России с ее романо-германской правовой системой эта логика неприменима.

Мы нуждаемся в законодательной норме, и это заставляет нас стремиться вывести логически достоверное понятие, у которого есть шанс стать законом, т. е. правилом для всех.

Тезис, что термин «право на здоровье» якобы помогает осознать, что речь идет не только об охране здоровья, но и о праве на ряд условий, без которых оно невозможно (доступ к чистой питьевой воде и здоровая экологическая обстановка), обобщен в российском определении «охраны здоровья граждан»: в частности, здесь говорится о совокупности мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера.

Таким образом, приведенные аргументы нельзя признать убедительными, поскольку они не дают научного обоснования термину, а отсылают лишь к той части юридической практики, корректность которой вызывает обоснованные сомнения. Неверная практика подлежит научному анализу и должна быть пересмотрена.

Анализируя вышеприведенные международные акты, можно сделать вывод, что они говорят не о том, что человек вправе иметь здоровье (право на здоровье), а о том, что он вправе прибегнуть к инфраструктуре, созданной государством и обществом (совокупность мер по охране здоровья) для реализации этого права.

И тогда происходит полное слияние смыслов выражений «право на здоровье» и «право на охрану здоровья». Однако последнее понятие является более точным с правовой и содержательной точек зрения, поскольку в отличие от понятия «здоровье» понятие «охрана здоровья» всегда связано с действиями конкретных лиц – субъектов права, и это право может быть объективировано.

Между тем выражение «право на здоровье» выглядит значительно более субъективным.

Таким образом, предпочтительнее иметь дело с правом на охрану здоровья, а о соответствующей комплексной отрасли права есть смысл говорить как о здравоохранном праве.

А.В. Саверский

Источник: http://www.finexg.ru/ponyatie-prava-na-oxranu-zdorovya/

Понятие права на охрану здоровья и медицинскую помощь в Российской Федерации

Право на здоровье является

Моисеев, Н. Д. Понятие права на охрану здоровья и медицинскую помощь в Российской Федерации / Н. Д. Моисеев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 40 (278). — С. 114-115. — URL: https://moluch.ru/archive/278/62827/ (дата обращения: 20.10.2020).



В статье раскрывается международное понимание права на медицинскую помощь и охрану здоровья, как составляющей права на достойный жизненный уровень. Автор анализирует содержание права в законодательстве РФ и выводит определение указанного понятия.

Ключевые слова: здоровье, медицинская помощь, охрана здоровья, конституционное право, благополучие человека.

Комплексное социально-экономическое развитие страны неосуществимо без постоянного повышения уровня жизни и уровня экономического благосостояния его населения. По своей социальной значимости основное право на охрану здоровья и медицинскую помощь является одним из наиболее важных, оно направлено на удовлетворение естественных человеческих потребностей.

Здоровье занимает самую верхнюю ступеньку в системе категорий человеческого бытия — среди интересов, идеалов, гармонии, красоты, смысла и счастья жизни, творческого труда, программы и ритма жизнедеятельности [4, с. 45].

Термин «здоровье» давно известен российскому законодательству, и в законе дано его правовое определение.

Формулировка этого понятия приводится в пункте 1 статьи 2 Федерального Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 N 323-ФЗ.

Закон гласит: здоровье — состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма [3].

Как в российском законодательстве, так и международном праве понятие «здоровье» толкуется очень широко, обеспечение здоровья не сводится только к поддержанию жизнедеятельности организма, а обозначает и иные меры, связанные с повышением психического и социального благополучия человека. Политика государства в конкретной сфере общественных отношений обязательно определяет тем, как правоприменитель и законодатель определяют предмет правового регулирования, его пределы.

В нашем случае право охрану здоровья и медицинскую помощь определяется в комплексе с другими правами. Впервые всеобщее легальное закрепление права на охрану здоровья и медицинскую помощь произошло недавно — в XX веке, путем принятия ряда международных договоров и создании международных организаций.

Так во Всеобщей декларации прав человека право на охрану здоровья и медицинскую помощь учитывается как составная часть права на достойный жизненный уровень, наряду с другими естественными правами: «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи» [1].

В XXI веке медицина обрела некоторые успехи: уменьшилась детская смертность, увеличилась средняя продолжительность жизни, в большинстве стран медицина стала доступнее, чем в прошлом.

Как правило, наряду с международными договорами, современные государства по-своему перенимают и закрепляют право на охрану здоровья и медицинскую помощь в нормах национального законодательства. Образуется иерархия нормативно-правовых актов, с верховенством Основного Закона государства.

Российская Федерация не является исключением, в её законодательстве также прослеживается иерархия из нормативно-правовых актов.

В первую очередь, провозглашая право каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь, в статье 41 КРФ законодатель изложил основные особенности права, а также выделил следующие гарантии его исполнения: 1) запрет на сокрытие должностным лицом информации об обстоятельствах, создающих опасность для здоровья; 2) поощрение создания частной, государственной и муниципальной системы здравоохранения; 3) создание условий для укрепления здоровья населения; 4) предоставление медицинской помощи бесплатно за счет указанных в законе источников [2].

Анализ положений Конституции РФ на содержание права человека на охрану здоровья и медицинскую помощь указывает на несколько групп правомочий в указанной сфере. Савостьянова определяет эти группы следующим образом:

1) Права граждан в сфере охраны здоровья (ст. 7, 20, 21, 37, 38, 39, 41, 42 Конституции РФ);

2) Обязанность государства в лице органов государственной власти Российской Федерации, субъектов РФ и органов местного самоуправления, их должностных лиц по защите указанных прав (ст. 45, 46, 53, 55 Конституции РФ);

3) Установленную законом ответственность государства, юридических лиц и физических лиц за нарушение прав граждан и несоблюдение обязанности органов государственной власти и их должностных лиц по охране здоровья, в том числе за непредоставление информации, за разглашение врачебной тайны, за вред, причиненный здоровью [5, c. 39].

права на медицинскую помощь раскрывается в одиннадцати пунктах ч. 5 ст. 19 ФЗ № 323.

В соответствии с ними пациент имеет право на выбор врача и медицинской организации; профилактику, диагностику, лечение и медицинскую реабилитацию в медицинских организациях в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям; получение консультаций врачей-специалистов; защиту сведений, составляющих врачебную тайну; отказ от медицинского вмешательства и другие права [6, с. 16].

На основании вышеизложенного, можно сформулировать понятие права на охрану здоровья и медицинскую помощь, как право каждого на безусловный доступ к медицинским услугам (в установленных законом случаях на бесплатной основе) надлежащего качества, на поддержание цивилизованной среды проживания гражданина, не вредящих его физическому, психическому и социальному состоянию.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/278/62827/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.