Процессуальное положение иностранцев

Вопрос 3:Процессуальное положение иностранцев

Процессуальное положение иностранцев

Процессуальное положение иностранцев, развивавшееся па­раллельно с гражданской право- и дееспособностью, не во все времена характеризовалось благоприятным статусом. Однако с победой буржуазных революций пришло провозглашение прин­ципа равенства в правах иностранных и отечественных граждан.

В области процессуальной защиты своих нарушенных прав истцы-иностранцы нередко подвергались дискриминации, в неко­торых странах подобное положение сохраняется и сейчас.

Имеет­ся в виду институт, направленный исключительно против истцов-иностранцев, который заключается в том, что при подаче иска иностранный гражданин или подданный либо лицо без гра­жданства обязано внести залог в обеспечение судебных издержек (как своих, так и ответчика) на случай, если ему будет отказано в иске.

Ряд государств, практиковавших это средство ограничения допуска к процессу­альной защите прав иностранцев, согласились устранить его в по­рядке заключенного многостороннего международного договора- Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г.

или Конвенции об облегчении международного доступа к право­судию от 25 октября 1980 г., другие —в порядке двусторонних со­глашений (например, договоров о правовой помощи), третьи на основе применения принципа взаимности.

В частности, при рассмотрении дела Земельным судом г. Гам­бурга (ФРГ) по иску российского лица к немецкому ответчику суд отверг ссылку ответчика на неуплату со стороны истца суммы в обеспечение судебных расходов. Положения п. 1 ст.

2 §110 Гер­манского устава гражданского судопроизводства, предусматриваю­щие освобождение истца от уплаты судебного залога, если по за­кону государства истца германский гражданин не обязан вносить залог, были признаны судом применимыми к данному делу, по­скольку Россия является участницей Гаагской конвенции и в ее внутреннем праве не имеется подобного требования, в силу чего германский гражданин или юридическое лицо не должны были бы вносить судебный залог в обеспечение расходов по иску при обращении в российский суд.

Международным договором, как отмечалось выше, может быть предусмотрено устранение каких-либо специальных требований в отношении истцов— иностранных граждан. Так, согласно ст. 17 Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г.

от граждан одного из договаривающихся государств, имею­щих место жительства в одном из этих государств и выступающих в судах другого из этих государств в качестве истцов или третьих лиц, не могут быть истребованы залог или обеспечение в какой бы то ни было форме на основании того, что они являются ино­странцами или не имеют постоянного или временного места жи­тельства в данной стране.

Это же правило применяется в отноше­нии любых платежей, которые могли бы быть истребованы от ист­цов или третьих лиц в обеспечение судебных издержек.

В соответствии со ст.

18 Конвенции судебные решения об уп­лате судебных издержек и расходов, понесенных ответчиком и го­сударством по делу, в котором истец или третья сторона освобож­дены от внесения обеспечения или залога в силу ст.

1-7 или зако­нодательства государства, приводятся в исполнение бесплатно компетентными властями в каждом другом договаривающемся государстве по поручениям, передаваемым в дипломатическом по­рядке.

Возможность взимания судебного залога в принципе может рассматриваться в современных условиях даже и в отношении го­сударства, когда оно выступает истцом в иностранном суде в виду того, что многие страны сегодня в своем внутреннем законода­тельстве предусматривают отход от идей абсолютного иммунитета, презюмируя, что государство при осуществлении коммерческой или вообще частноправовой деятельности молчаливо соглашается на отказ от иммунитета и, следовательно, в юридическом плане должно быть уравнено в правах с иными субъектами частного права. Поскольку cautio judicatum — процессуальный институт, применяемый к иностранцам вообще, он не может быть исклю­чен, если следовать указанной логике, и в случаях, когда в ино­странном суде выступает истцом государство. Характерно, что в Европейской конвенции об иммунитете государств от 16 мая 1972 г. вопрос о судебном залоге в отношении иностранного госу­дарства решается категорическим образом: «Никакой залог или взнос под каким-либо наименованием, которые не могут быть истребованы в государстве, где происходит судебное разбиратель­ство, от гражданина этого государства или лица, которое там проживает или имеет место пребывания, не могут быть предписа­ны договаривающемуся государству в качестве гарантии оплаты судебных издержек или расходов» (ст. 17).

Двусторонние договоры о правовой помощи, заключенные в последние годы, всегда уделяли внимание вопросу о cautio judicatum предусматривая вза­имное освобождение от обеспечения судебных расходов. Много­сторонний документ, связывающий страны СНГ, в свою очередь, закрепил аналогичный подход. В соответствии со ст.

I Минской конвенции 1993 г. граждане каждой из договаривающихся сторон, а также лица, проживающие на ее территории, пользуются на территориях всех других договаривающихся сторон в отношении своих личных и имущественных прав такой же правовой защи­той, как и собственные граждане данной договаривающейся сто­роны.

Они имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру и иные учреждения других договаривающих­ся сторон, к компетенции которых относятся гражданские, се­мейные и уголовные дела, могут выступать в них, подавать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане данной договаривающейся стороны.

Согласно положениям ст. 2 Минской конвенции граждане каждого из договаривающихся государств и лица, проживающие на его территории,свобождаются от уплаты и возмещения судеб­ных и нотариальных пошлин и издержек, а также пользуются бесплатной юридической помощью на тех же условиях, что и собственные граждане.

Еще один многосторонний акт, дейст­вующий в рамках стран СНГ, — Киевское соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, также устанавливает свободный доступ иностран­ных граждан, лиц без гражданства, проживающих на территориях участников, и юридических лиц, учрежденных на их территориях.

В отличие от Минской конвенции, которая имеет в виду лю­бые гражданско-правовые споры, Киевское соглашение касается лишь хозяйственных споров, которые рассматриваются, как пра­вило, арбитражными или хозяйственными (экономическими) су­дами.

В случае подобных споров хозяйствующие субъекты каждо­го из государств— участников СНГ пользуются на территории другого государства-участника правовой и судебной защитой сво­их имущественных прав и законных интересов, равной с хозяйст­вующими субъектами данного государства (ст. 3).

Они имеют на территории других государств —участников СНГ право беспре­пятственно обращаться в суды, арбитражные (хозяйственные) суды, третейские суды и другие органы, к компетенции которых относится разрешение дел, могут выступать в них, возбуждать хо­датайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуаль­ные действия.

Особое значение для реализации иностранными гражданами процессуальных прав в конкретных ситуациях имеют консульские конвенции, в которых предусматривается, как правило, широкий перечень правомочий консула в стране пребывания: представление интересов граждан государства, направившего консула, без специ­альной доверенности в суде, обращение в компетентные местные и центральные органы государства пребывания, передача судебных и несудебных документов или исполнение судебных поручений или же поручений по снятию показаний для судов представляемо­го государства в соответствии с действующими международными соглашениями или при отсутствии таких соглашений в любом ином порядке, не противоречащем законам и правилам государст­ва пребывания, охрана интересов граждан (физических и юридиче­ских лиц) представляемого государства в случае преемства «mortis causa » на территории государства пребывания в соответствии с за­конами и правилами государства пребывания, исполнение обязан­ностей нотариуса, регистратора актов гражданского состояния и других подобных обязанностей, а также выполнение некоторых функций административного характера и т. д.

В Кыргызской Республике процессуальное положение иностранцев закреплено, прежде всего в Конституции, которая гласит, что «ка­ждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

В соот­ветствии Конституции «иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Кыргызской Республике правами и несут обязанности наравне с гражданами КР, кроме случаев, установленных законом или международным договором Кыргызской Республики».

Данная формула, определяющая в целом основы правового положения иностранных граждан в КР закреплена и и за­коне «О правовом положении иностранных граждан в Кыргызской Республике» В полном соответствии с указанным Законом гражданские процессуальные права ино­странных граждан, иностранных предприятий и организаций ус­тановлены как общими нормами так и специальными положениями Гражданского процессуального кодекса КР, Иностранные граждане имеют право обращаться в суды Кыргызской Республики и пользуются гражданскими процессуальными правами наравне с кыргызкими гражданами. Иностранные пред­приятия и организации имеют право обращаться в суды КР и пользуются гражданскими процессуальными правами для зашиты своих интересов.

Изъятия из принципа национального режима, закрепленного в действующем праве Кыргызстана, которые сужали бы сферу его при­менения, могут устанавливаться только в виде ответных ограниче­ний (реторсии) на ограничения, установленные в иностранных государствах по отношению к кыргызким гражданам.

В таких случаях Правительством Кыргызской Республики могут предусмат­риваться ответные меры применительно к гражданам, предпри­ятиям и организациям тех государств, в которых допускаются особые ограничения гражданских процессуальных прав кыргызких граждан, предприятий и организаций. Это исключительная мера.

Однако воз­можность ответных ограничений не означает предоставления в Кыргызской Республике иностранным гражданам процессуаль­ных прав под условием взаимности: при рассмотрении конкрет­ных дел суды не должны рассматривать вопрос о взаимности, требовать от иностранного гражданина, участвующего в деле, подтверждения того, что в государстве его гражданства кыргызким гражданам предоставляются процессуальные права наравне с гражданами этого государства.

Законодательное закрепление права иностранных граждан и лиц без гражданства обращаться в органы правосу­дия и пользоваться гражданскими процессуальными правами на­равне с кыргызкими гражданами означает предоставление им национального режима в области защиты своих прав и охраняемых законом интересов.

При этом речь идет о всей совокупности прав, (Которые могут иметь место в порядке гражданского судопроизвод­ства.

На иностранных граждан распространяются нормы граждан­ского процессуального права о процессуальной право- и дееспособности, они могут на общих основаниях выступать в процессе в качестве стороны или третьего лица.

Предыдущая36373839404142434445464748495051Следующая

Дата добавления: 2016-12-26; просмотров: 479; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/8-88993.html

Международное частное право

Процессуальное положение иностранцев

В праве любого государства особо выделена группа лиц, которая обозначается обобщенным термином «иностранные лица». Этот термин используется и в процессуальном праве.

Под иностранными лицами понимаются все физические лица, не имеющие гражданства данного государства (иностранные граждане, апатриды); все юридические лица, не имеющие «национальности» данного государства; иностранные государства и международные организации.

Иностранные лица в любой стране наделяются определенным правовым статусом. Совокупность прав и обязанностей иностранных лиц, закрепленная в национальном праве, представляет собой правовой режим иностранцев в данном государстве.

Правовой режим иностранных лиц устанавливается в национальном законодательстве государства пребывания, однако компетенция государства существенно ограничена нормами международного права.

Такие ограничения представляют собой результат общего процесса демократизации правового статуса иностранцев.

В настоящее время общепризнанно, что гражданские правоотношения должны развиваться на основе принципа недискриминации иностранных лиц.

В силу этого принципа каждое государство имеет право требовать от других государств создания для его лиц условий, какими пользуются лица из других государств, т.е. общих и одинаковых для всех. Исключения могут быть сделаны для представителей слаборазвитых и интегрированных государств (им предоставляется преференциальный режим).

Принцип недискриминации распространяется и на процессуальное положение иностранных лиц. Объем процессуальных прав иностранцев из любого государства должен быть равен процессуальному статусу лица из любой другой страны (принцип наибольшего благоприятствования).

На основе принципа недискриминации не допускается произвольное и одностороннее ограничение прав и свобод иностранных граждан, находящихся на территории данного государства. В соответствии с этим многие государства включили в свои основные законы формулировку, что при определении общего правового статуса иностранных граждан им предоставляется национальный режим.

Такая формулировка означает, что иностранные лица пользуются теми же правами и несут такие же обязанности, что и собственные лица государства пребывания.

Однако общие конституционные нормы о предоставлении иностранцам национального режима на практике блокируются многочисленными изъятиями, закрепленными в законах и подзаконных актах.

Фактически в настоящее время правовой статус иностранцев основан на принципе режима наибольшего благоприятствования.

В праве большинства государств определение гражданско-правового и гражданско-процессуального положения иностранцев основано на принципе национального режима. Практически везде закреплено право иностранцев на судебную защиту и свободный доступ в суды. Однако в праве западных государств имеются нормы, позволяющие ограничить гражданско-процессуальную правоспособность иностранных лиц.

Это прежде всего уже давно существующий институт судебного залога, т.е. возложение на истца-иностранца обязанности предоставить обеспечение судебных расходов, которые может понести ответчик в случае отказа истца от иска или проигрыша им процесса (Франция, Испания, Австрия, Швеция, Бельгия, ФРГ, Великобритания, Польша, Чехия и др.).

Статья ПО ГПК ФРГ предусматривает, что обеспечение со стороны истца-иностранца предоставляется независимо от гражданства ответчика. Аналогичная норма закреплена в ст. 57 У ГС Австрии и в ст. 166, 167 ГПК Франции, формулирующих требования к досудебному обеспечению.

В законах некоторых государств обязанность предоставить обеспечение возлагается только на истцов-иностранцев, не проживающих в данном государстве или не имеющих в нем имущества (Италия, Швейцария). Например, ст.

348 ГПК Аргентины обязывает истца предоставить обеспечение, если он не имеет в

Аргентине ни домицилия, ни недвижимости. Во Франции, Бельгии и Нидерландах обязанность судебного залога возлагается и на иностранцев, проживающих в этих государствах, если только они не имеют на территории данных стран земельных участков. В Англии залог вносится только иностранцами, имеющими домицилий за границей.

Обязанность обеспечения расходов, как правило, возлагается и на иностранные юридические лица. Обычно обеспечение вносится в суде первой инстанции. Однако в ФРГ толкование закона предусматривает обеспечение и в суде второй инстанции.

Во всех этих государствах предусмотрена возможность освобождения иностранцев от внесения залога на основе принципа взаимности, закрепленного в международных соглашениях (ФРГ, Австрия, Испания).

ГПК ФРГ указывает на необходимость наличия «явной» договоренности между государствами о взаимном освобождении от бремени судебного залога.

Основания освобождения иностранцев от внесения залога закреплены и в национальном законодательстве: на основе принципа взаимности; при наличии у истца-иностранца имущества на территории страны суда (в первую очередь — недвижимости); постоянное проживание в стране суда; «право бедности».

«Право бедности» предполагает освобождение от уплаты судебных расходов, если будет доказано тяжелое материальное положение истца-иностранца. В основном право бедности предоставляется на условиях взаимности.

Законодательство некоторых государств допускает применение к иностранцам норм о праве бедности только при наличии международного договора (ГПК Бельгии).

Иностранным юридическим лицам право бедности, как правило, вообще не предоставляется.

В ГПК Польши закреплена обязанность истца-иностранца внести по требованию ответчика залог для обеспечения судебных расходов. Истец может быть освобожден от этой обязанности в перечисленных законом случаях:

  1. В государстве гражданства истца польские граждане не несут такой обязанности.
  2. Истец имеет в.Польше место жительства или имущество, достаточное для обеспечения расходов.
  3. Истец освобождается от обязанности обеспечения в брачно-семейных делах нематериального характера при предъявлении встречного иска; в делах, рассматриваемых в порядке уголовного судопроизводства; по делам, которые стороны подчинили юрисдикции польского суда в порядке договорной подсудности.

Закон о международном частном праве и процессе Чехии предусматривает следующие условия освобождения истца-иностранца от обязанности обеспечения:

  1. Предложение о внесении залога было заявлено после того, как ответчик уже выступил в деле как сторона или выполнил какие-то процессуальные действия, хотя и знал, что истец не имеет чешского гражданства.
  2. В государстве гражданства истца чешские граждане освобождены от обязанности обеспечения.
  3. Истец является собственником недвижимости в Чехии, стоимость которой достаточна для обеспечения судебных расходов.
  4. Иск удовлетворяется судебным платежным предписанием.
  5. Истец пользуется правом освобождения от уплаты залога.

В доктрине институт судебного залога неоднократно подвергался критике как ограничивающий право иностранцев на свободный доступ к правосудию.

С другой стороны, сторонники залога считают, что этот институт не нарушает принцип равноправия иностранцев с гражданами страны суда и одновременно обеспечивает интересы ответчиков. Во многих международных соглашениях, например в Кодексе Бустаманте, этот институт отсутствует.

Однако, как показывает практика Аргентины (и других государств — участников таких договоров), национальные законодатели идут на некоторые ограничения этого института, но не на полную его отмену.

Общие нормы об освобождении иностранцев от обеспечения судебных расходов содержатся и в Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г.

К гражданам договаривающихся государств и лицам, проживающим на их территории, выступающим в качестве истцов или третьих лиц в судах других договаривающихся государств, нельзя предъявить требование о залоге или обеспечении в любой форме только на основании того, что они являются иностранцами или не имеют постоянного либо временного места жительства в данной стране.

Конвенция охватывает не только случаи обеспечения судами расходов, которые может понести ответчик в случае проигрыша процесса истцом, но и случаи обеспечения судебных издержек, уплачиваемых в пользу государства, т.е. имеется в виду любой платеж, который может быть истребован от истца или третьего лица в обеспечение судебных расходов.

Брюссельская конвенция об иммунитете государств 1972 г.

вопрос о судебном залоге для иностранного государства решает самым кардинальным образом: никакой залог или взнос, которые не могут быть истребованы в государстве, где происходит судебное разбирательство, от граждан этого государства или проживающих на его территории лиц, не могут быть предписаны любому договаривающемуся государству в качестве гарантии оплаты судебных издержек или расходов.

В российском законодательстве отсутствует институт — истцы-иностранцы освобождены от бремени судебного залога в российских судах независимо от взаимности.

В договорах о правовой помощи, заключенных РФ с другими государствами, предусмотрено положение о взаимном освобождении граждан договаривающихся государств от обязанности обеспечения в судах этих государств (договоры с Чехией, Польшей, Венгрией, Ираком, Испанией, Австрией, Италией).

В Соглашении между РФ и Францией о торговых взаимоотношениях правило о взаимном освобождении от обязанности залога касается только коммерческих сделок, а не вообще гражданских отношений. Однако практика французских судов расширительно толкует положения ст.

16 ГПК Франции, предусматривающей освобождение от обеспечения в силу предписаний международного договора, и считает достаточным соблюдение простой взаимности.

Таким образом, во Франции все российские истцы должны быть освобождены от обязанности залога, поскольку в РФ автоматически всегда обеспечена взаимность — в российском праве отсутствует этот институт.

В принципе, во всех государствах, предусматривающих возможность освобождения от залога на основе взаимности, российские граждане должны освобождаться от этой обязанности, так как в России все истцы-иностранцы не несут бремени судебного залога.

Точно так же положения международных договоров РФ, предусматривающие освобождение от залога, по существу имеют в виду только российских граждан, поскольку иностранцы на территории РФ автоматически не вносят залог в случае предъявления иска.

Источник: https://isfic.info/mshp/medyg105.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.