Проведение судебной экспертизы врачом

Содержание

Какие вопросы решает экспертиза медицинской документации

Проведение судебной экспертизы врачом

Судебно медицинская экспертиза по медицинским документам проводится только в тех случаях, когда действительно фактор лечения стоит под вопросом.

Допустим, человек вынужден покинуть страну и отправиться на лечение за границей, а в материалах уголовного дела его здоровью угрожает опасность. Она вызвана лечением, осложнением того, кто вёл пациента до отъезда.

Поскольку из первых уст невозможно получить ответы на интересующие вопросы, проводится экспертиза подобного рода.

Какие вопросы решает процедура?

Иногда экспертиза документации может указать на план лечения, которого в принципе не было или он не соблюдался. При несоответствии документации растрат препаратов и отражения числа использованных в документах, следственные органы будут выяснять, где же то самое положенное число лекарств для конкретного застрахованного лица.

В ряде случаев, можно найти и факт подделки, если:

  1. Человек покупает медицинские документы и справки для облегчения наказания, например. В случае доказательства обратного, клиента могут признать мошенником, помимо основного обвинения.
  2. Необходимо установить подлинность документа и его соответствия конкретным записям, выдаче, числу оформления. Бланки строгой отчётности всегда проверяются аудиторской компанией.
  3. Возникает спор между пациентом и врачом, когда первый недоволен качеством медицинских услуг, предоставляемых вторым. В этих моментах важно понимать, что документ, будучи оригинальным, правильным, может быть «чистым», а вот врач – не совсем.

Стоит разделять сам факт врачебной ошибки и «опечатки» в документах. Например, в УЗИ были искажены данные из-за почерка медика, усталости (перепутанные цифры), неверно указаны данные ФИО со слов пациента.

Если что-то из этого в документах отражено неверно непреднамеренно или намеренно, врач будет нести ответственность за выдачу подобных бланков.

Конечно, нужно понимать, что документ с ошибочной информацией и халатность доктора – это разные вещи, которые не нужно ставить одновременно под вопрос, кто виноват, тот и наказан.

Экспертиза медицинской документации позволяет решить, был ли диагноз правильным, отражаются статистические данные и постановление записей врача в карте больного; были ли сделаны попытки уйти от типового лечения, назначая «косвенное»; пострадал ли, и насколько пациент, получая лечение по вышеуказанным неправомерным причинам в документации о его здоровье. Все эти вопросы рассматриваются следственным комитетом, и если возникают споры, пациенты подают жалобы и апелляции в Конституционные суды РФ, то начинается самое интересное – проверка подлинность бумажных документов.

Если в ходе разбирательств будет установлено, что по показаниям свидетелей и пациента, а также записям доктора (со слов пациентов) медицинское учреждение могло провести альтернативное лечение, выполнить более глубокий анализ или диагностику, выбрать иной подход к терапии, что не привело бы к таким осложнениям, как нынешняя ситуация показывает на практике, то врача и медучреждение будут обвинять не только в неосторожности, но и халатности.

Также подвергаются проверкам диагностические аппараты и оборудование, особенно если речь идёт об угрозе жизни пациенту, а не только здоровью.

При этом человек имеет право получить компенсацию за:

  • нанесение вреда здоровью согласно статье 1085 ГК РФ;
  • причинённый ущерб, который повлёк за собой получение инвалидности и утраты дееспособности (трудовой, жизненной, отдельных органов) согласно статье 1084 ГК РФ;
  • моральный ущерб на основании статьи 951 ГК РФ.

В течение всех проверок в обязательном порядке документируются претензии обеих сторон. Врач также может подать встречное исковое заявление, если он не знал, что оборудование было в неисправном состоянии, и из-за неправильной диагностики и установления диагноза было назначено оговорённое лечение.

Какие документы подлежат экспертизе?

Для проведения экспертизы медицинских документов, чтобы подать в суд, нужно собрать максимально возможное число документации, которая имела весомое и неоспоримое доказательство наличия в них ошибок.

К ним относят:

  • амбулаторную карту пациента;
  • справки и выписки из больницы;
  • выписки из иных медицинских учреждений – частные клиники, поликлиника;
  • истории болезней, с начала момента подозрения оказания неправомерного лечения;
  • заключение первичной экспертизы.

Последнее делается перед подачей бумаг в суд.

Если уже имеются составленные вопросы для судебно-медицинской экспертизы, по медицинским документам нужно провести повторный анализ, который бы выявил соответствие заявленных претензий пациента к установленным нарушениям или опровергающий мотив для содержания, отражённого в них.

Если почерк врача той клиники, на которую заведено уголовное или административное дело, неразборчив, дополнительно будет проведена почерковедческая экспертиза. При доказательстве принадлежности почерка ему, будет рассматриваться в установленном порядке дело, для которого объявлены первостепенные вопросы.

Например,в актах записей больницы есть следующее: «Гражданка РФ 3.09.2017 года в подъезде своего дома получила удар по голове, после чего упала на пол, а нападавший потом ударил её ногой по затылку.

Она потеряла сознание, но её брат, увидев гражданку в подъезде, обратился по телефону в скорую помощь. Там ей поставили диагноз «сотрясение головного мозга».

Анамнез – пациентка числится на учёте психиатрической больницы в связи с эпилептическими припадками.

Следователь задаёт вопрос: была ли получена травма вследствие удара о пол или от нападавшего, до или после падения на пол. Причинён ли гражданке ущерб от удара в затылок, или же диагноз установлен на основании того, что она сама упала на пол? Если упала по вине нападавшего, является ли он косвенно виновным в своих деяниях, которые привели к падению и удару?

Заключение экспертной оценки: при поступлении в больницу у женщины не нашли явных повреждений головы. Она страдает долго эпилепсией, он же случился в стационаре больницы. Поскольку явных и объективных признаков не обнаружено, невозможно установить степень вреда здоровью.

С другой стороны, если человек действительно пострадал из-за нападения третьих лиц, он имеет право на возмещение ущерба. Что же делать в таких ситуациях? Этот вопрос рассматривается с точки зрения нарушения в заполнении и осмотре пациентов, неправильно выявленного характера заболевания и экспертной оценки.

Ошибки экспертного исследования

Как и все люди, эксперты также делают ошибки, только они выражаются в неточности или упущении важных ключевых моментов.

Если врач может пропустить скрытую инфекцию, то эксперт должен рассматривать спокойно все случаи и возможные исходы травм и последствий.

Поскольку человек уже выписан, спешить с лечением и постановлением диагноза нельзя, а значит, все меры для достижения верного результаты «терпят» по временным рамкам.

Критерии ошибок медицинского эксперта заключаются в следующем:

Ошибки исследовательских данных. Это большая группа ошибок, которая делится на несколько других.

Технические ошибки – возникают, когда манипуляции должны проводиться непосредственно с объектом исследования, пациентом. Если его нет на месте, эксперту приходится предполагать, а не визуально изучить объект. При оценке травмы трупа некоторые из них могут быть приняты за прижизненные.

Тактические ошибки, оплошность в выборе рациональной методики обследования. Неудачная последовательность анализов, что приводит к искажению фактов и данных.

Ошибки восприятия – это особенно касается работников-экспертов, которые находятся в положении.

Не тот оттенок, цвет и другие показатели могут указывать на совершенно иные признаки болезней.

Ошибки рассуждения. Это тоже большая классификация ошибочных мнений, которые должны были быть обсуждены с другими коллегами и иностранными опытными помощниками. Здесь также речь идёт о неправильной трактовке объективных данных, называть слова не своими именами, это уже ошибка человеческого фактора.

Везде есть субъективный фактор, поскольку следует понимать, что эксперт – не машина, врач – не Бог, медицина – наука, находящаяся в стадии интенсивного развития, но она ещё не может быть дополнена новыми данными, оборудованием. Всё, что зависит от человека, должно трактоваться с поправкой на ошибку, иначе все данные можно брать из мира идеальной и совершенной экономики/медицины.

Основные вопросы для проведения исследований

Перед тем как установить причины и связи между полученными травмами и правильно заполненными данными в отношении проведённых исследований и отображённых результатов анализов, необходимо составить сопутствующие вопросы экспертам. Они будут отвечать на них, ссылаясь только на документацию.

При этом выдаются специальные бланки, на которых указывается, был ли вопрос поставлен верно, или же следует иначе его трактовать из-за невозможности представления полной информации.

К тому же следует заранее выбирать, в каком учреждении делают первичные и повторно-дополнительные исследования, ведь самого объекта диагностики нет.

В столице проводят подобные оценки в местных частных и государственных учреждениях, центральных и федеральных филиалах. Если речь идёт о региональном расположении, следует обращаться по месту областного или районного местоположения центра экспертизы.

Например, нужно найти адрес конкретного центра по судебно-медицинским исследованиям в Самаре. Здание, где проводятся изучения конкретных лечебных освидетельствований и бумаг, находится на улице Лунная. Судебно медицинская экспертиза по медицинским документам там проходит в несколько этапов, и всё зависит от степени сложности передачи информации экспертам.

В частности, перед ними ставят следующие вопросы:

  1. Какого было медицинское лечение? Здесь подразумевается вопрос о конкретном назначении лекарственных препаратов. Если терапия или амбулаторное лечение было проведено дома или в стационаре, то в каком объёме? Стоит отметить, что пациент может «пропускать» приём лекарств, поэтому утверждение нормы сложно будет доказать врачам.
  2. При оперативном вмешательстве устанавливается норма проведения операции в соответствии с положениями и законными действиями предписаний. Также следует указать, как проходило послеоперационное лечение, и сколько времени на реабилитацию было затрачено для достижения выздоровления.
  3. Были ли проведены СМЭ первичные осмотры места размещения пациента? Если так, то были ли какие-то особые связи между лечением и плохим исходом? Стоит отметить, что такие следственные связи устанавливаются непосредственно комиссией.
  4. Была ли возможность выбрать альтернативное лечение, другой способ хирургического вмешательства при условии сохранения жизни и достижения более эффективного результата?
  5. Пациент остро нуждался в госпитализации при установленном врачами диагнозе? Если ответ будет положительным, последует открытие уголовного производства по делам халатного и небрежного отношения к пациентам.
  6. В дополнении к предыдущему вопросу правомерно узнать, вовремя ли доставили человека в больницу и с первого ли раза (его обращения) медперсонал выполнил эту «просьбу».
  7. Если больному отказали в лечении или размещении в стационаре, то запрашиваются документальные отказы. При отсутствии таковых, вся больница будет нести ответственность за такое злостное нарушение.
  8. Правомерность в установке диагноза – глобальный и обширный вопрос, но если дать на него разумный документально подтверждённый ответ, комиссия будет вынуждена всё равно дополнить проверку повторными исследованиями, поскольку врач, естественно, будет настаивать на совершении верных манипуляций для установки диагноза.
  9. Также рассматриваются дефекты оказанной помощи, и главное, этап, на котором ошибки были допущены.
  10. Если говорить о стоматологии, то устанавливается связь между назначенными мероприятиями и лечением. Задаются вопросы относительно надобности в проведении тех или иных действий, а также не исключается избыточность и противопоказания к ним.
  11. Протезирование – верно ли проведено с технической точки зрения и необходимости. Если наступает неблагоприятный исход, то был ли выявлен дефект в момент осуществления процесса протезирования?
  12. Далее описывается спектр всех наступивших последствий, по мнению пациента, из-за неправильности работы врача.
  13. Если речь идёт об армии, то задаются все вопросы, касаемо призывника – служба, адрес, когда поступил, каков диагноз при зачислении на службу, годен или нет.
  14. Косметология – обезображивание лица: как связано с проведёнными и оказанными услугами в клинике?

Это стандартный список вопросов, который может дополняться дополнительными задачами для экспертов. При этом, если действительно будет установлено нарушение, а пациент скончается после вынесения решения экспертов, то больница и врач, который оказывал воздействие при лечении, будет нести уголовную ответственность за смерть человека в результате уже подтверждённых выявленных нарушений.

В случае смерти и до установления дефектов, направляются дополнительные вопросы экспертной систем оценки качества услуг врача:

  1. Давность сбора информации и подтверждённого диагноза. Больной ведь мог просто отказаться от лечения, и ухудшение наступило спустя годы.
  2. Характер повреждения, если он прямо относится к тем, что могли бы выступать, как осложнения, то врачебная этика будет подорвана для медика.
  3. Если повреждения на теле имелись, то, когда они были нанесены – до или после летального исхода. В первом случае у больницы изымается лицензия на время подсудного разбирательства.
  4. Чем нанесли травму? Если этого не установить, то дело передаётся в местные органы экспертных оценок. Там уже будут проводить доследственное разбирательство, поскольку врач некомпетентен в вопросе такого характера.

Для каждого возбуждённого дела список вопросов меняется, например, некомпетентность медиков, неверный диагноз и лечение, осложнения и отравление препаратами, непроведение диагностики до назначения лечения – всё это отдельные случаи, и каждый рассматривается в рамках одного названия экспертизы, если такое относится к уголовному деянию.

Источник: https://provolochek.ru/medicina/ekspertiza-po-dokumentam.html

Судебно-Медицинские эксперты и врачи-эксперты. Процессуальное положение эксперта

Проведение судебной экспертизы врачом

Согласно ст. 75 УПК, эксперт — это лицо, обладающее специальными познаниями в области науки, техники, искусства, ремесла, привлеченное органом расследования, прокурором или судом для исследования с помо­щью этих знаний тех или иных вопросов уголовного дела. К проведению экспертизы привлекают как штатных, так и нештатных экспертов.

Эксперт должен быть лицом объективным, не заинтересованным лично, прямо или косвенно в исходе дела, иметь хорошую репутацию и высокие Моральные качества. Наиболее полно охарактеризовал качества эксперта профессор Московского университета Е.О.

Мухин: «Судебный врач дол­жен быть философ, медик, хирург, акушер и юрист, по крайней мере столько, сколько потребно для его целей; сверх того требуется, чтобы душевные его качества соответствовали важности знания — образ жизни его должен быть беспорочен, справедливость непоколебима, присутствие духа и неустрашимость, твердость в суждениях, стремление к истине, беспристрастие, человеколюбие, сострадание без поблажки, строгость без жестокости — составлять должны прочие черты его характера».

Судебно-медицинскую экспертизу может производить только лицо, имеющее высшее медицинское образование. Им может быть любой врач, за исключением зубного, имеющий среднее медицинское образование.

В качестве судебно-медицинских экспертов привлекаются врачи, про­шедшие специализацию по судебной медицине и состоящие в штате Бюро судебно-медицинской экспертизы, окружных военных судебно-медицин­ских лабораторий, а также профессора, доценты и преподаватели курсов и кафедр судебной медицины, научные сотрудники НИИ судебной медици­ны, специалисты учреждений здравоохранения и других ведомств. При отсутствии и невозможности вызвать штатного эксперта производство эк­спертизы может быть поручено врачу любой другой специальности, име­нуемому врачом-экспертом. Для производства экспертиз в состав комиссий привлекаются специалисты высокой квалификации других медицинских специальностей — хирурги, травматологи и др.

Процессуальной фигурой судебно-медицинский эксперт становится в момент привлечения его в качестве специалиста для осмотра места про­исшествия, экспертом — после возбуждения уголовного дела.

Эта дея­тельность проводится на основании постановления следователя и судьи, а также по определению суда.

Внепроцессуальная деятельность по сути повторяет процессуальную, но отличается от последней проведением ис­следований по направлению сотрудников УР, дознания и следствия, кото­рые по результатам исследований судебно-медицинских экспертов решают вопрос о возбуждении дела.

Процессуальная деятельность эксперта — деятельность, начинающаяся с момента осмотра трупа на месте происшествия (обнаружения) и возбуж­дения дела.

Внепроцессуальная деятельность начинается с момента освидетель­ствования живого лица, исследования трупа, вещественных доказательств и материалов дела для решения главного вопроса — возбуждение дела, отказ в его возбуждении, передача заявления или сообщения по подслед­ственности.

Решение этого вопроса в большей степени зависит от выводов эксперта. Осуществляя оперативно-разыскную деятельность (ОРД), сотруд­ники УР выполняют самостоятельную работу, направленную на раскрытие преступления, работая по заданиям дознания, следствия и суда.

В рассле­довании преступлений против личности такие задания выполняются с уча­стием судебно-медицинских экспертов. Результаты их исследований могут соответствующим образом не оформляться и не иметь статуса доказа­тельств, но будут давать целенаправленную информацию сотрудникам УР в их работе.

Наиболее часто судебно-медицинские эксперты привлекаются сотрудниками УР к работе по розыску неизвестных лиц, лиц, пропавших без вести, а также к исследованию неопознанных трупов.

Возможности судебной медицины по оказанию помощи правоохрани­тельным органам не ограничиваются помощью в раскрытии и расследова­нии преступлений.

Для повышения эффективности работы большое зна­чение имеют обмен аналитическими материалами, разрабатываемыми в бюро судебно-медицинской экспертизы и УВД, взаимное обучение, про­ведение организационно-методических совещаний, конференций, съездов, заседаний научного общества судебных медиков и криминалистов, на ко­торые приглашаются сотрудники УР, дознания, следствия, прокуратуры и суда. Такая форма работы в Украине показала высокую эффективность в работе правоохранительных органов.

 Процессуальное положение эксперта

Деятельность экспертов регламентируется Законом Украины «О судеб­ной экспертизе» от 25 февраля 1994 г. и ст. 75—77 УПК. Согласно этим документам все- эксперты обладают одинаковыми обязанностями, правами и ответственностью.

В соответствии со ст. 77 УПК эксперт обязан явиться по вызову и дать правильное заключение на поставленные вопросы.

За злостное уклонение от явки в суд, в органы предварительного след­ствия или дознания эксперты несут ответственность согласно ч. 2 ст. 1853 или ст.

1854 Кодекса об административных правонарушениях Украины, а за дачу заведомо ложного заключения или за отказ без уважительной причи­ны от исполнения возложенных на него обязанностей соответственно по ст. 178 и 179 УК.

Требование лица, производящего дознание, следователя, прокурора, судьи или суда о вызове эксперта обязательно для руководителя организации, учреждения, где работает эксперт (ст. 77 УПК).

Эксперт имеет право знакомиться с материалами дела, относящимися к экспертизе; возбуждать ходатайства о представлении новых материалов, необходимых для дачи заключения; с разрешения лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда присутствовать при проведении допроса и других следственных действий и задавать допрашиваемым ли­цам вопросы, касающиеся экспертизы.

Если вопрос, поставленный перед экспертом, выходит за пределы его компетенции или если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения, эксперт в письменной форме уведомляет орган, назна­чивший экспертизу, о невозможности дать заключение.

Пределы компетенции эксперта определяются его познаниями в соот­ветствующей области науки, техники, искусства, ремесла.

К компетенции судебно-медицинского эксперта относятся:

– экспертиза трупов в случаях насильственной смерти;

– экспертиза трупов при подозрении на насилие или других обстоя­тельствах, обусловливающих необходимость производства такой эк­спертизы;

– экспертиза потерпевших, обвиняемых и других лиц, а также судеб­но-медицинское освидетельствование граждан для определения ха­рактера и тяжести телесных повреждений, возраста, половых состояний и разрешения других вопросов, требующих познаний в области судебной медицины,

– экспертиза вещественных доказательств путем применения лабора­торных методов исследования объектов;

– экспертиза по материалам уголовных и гражданских дел.

После проведения исследования (экспертизы) составляется заключение (выводы), которое не должно выходить за пределы компетенции судебно-медицинского эксперта.

Заключение считается выходящим за пределы компетенции судеб­но-медицинского эксперта в случаях:

– вторжения в сферу немедицинских наук;

– достаточных субъективных суждений, основанных на «жизненном опыте», «здравом смысле» и т.д.

Источник: https://sudebnaja.ru/pravovye-osnovy-sudebnoj-ekspertizy/7-sudebno-mediczinskie-eksperty-i-vrachi-eksperty-proczessualnoe-polozhenie-eksperta.html

Пределы использования специальных познаний врача – судебно-медицинского эксперта при проведении судебных экспертиз по гражданским искам, предъявляемым вследствие неблагоприятных исходов в медицинской практике

Проведение судебной экспертизы врачом
Панов А.В.

Ст. 9 ФЗ О государственной судебно-экспертной деятельности дает дефиницию понятия судебная экспертиза – это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных познаний в области науки… в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Проведение экспертизы невозможно без специальных знаний
Пределы специальных знаний врача судебно-медицинского эксперта
Специальные знания и умения врача судебно-медицинского эксперта
Специальные умения врача судебно-медицинского эксперта
Прерогатива врачей – клиницистов
Врач СМЭ – технический работник?

Проведение экспертизы невозможно без специальных знаний

Ст. 9 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности” дает дефиницию понятия судебная экспертиза – это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных познаний в области науки… в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Проведение экспертизы невозможно без наличия специальных познаний.

Законодатель в нормах процессуального права не возлагает на суд обязанность выяснять пределы специальных познаний эксперта, видимо исходя из того, что гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности, и стороны имеют право просить суд о назначении экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или же о поручении её конкретному эксперту (ч. 2 ст. 79 ГПК РФ).

Тем не менее, этот важнейший вопрос не находится вне рамок правового регулирования.

Именно на эксперта возложена обязанность самостоятельной оценки своих специальных познаний по предлагаемому предмету исследования и составлению мотивированного заключения в суд в письменной форме о невозможности дать заключения (ч. 1 ст. 85 ГПК РФ), если поставленные вопросы выходят за пределы специальных познаний эксперта.

Пределы специальных знаний врача судебно-медицинского эксперта

Как правило, судебные экспертизы в рамках гражданских дел по неблагоприятным исходам в медицинской практике назначаются в государственных учреждениях здравоохранения – бюро судебно – медицинской экспертизы Субъектов Федерации.

В них работают врачи судебно-медицинские эксперты (далее врач–СМЭ), имеющие, как и врачи остальных специальностей, сертификат специалиста, который, согласно ст. 54 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан подтверждает наличие у него (врача судебно-медицинского эксперта) знаний по теории и практике своей специальности.

Таким образом, требования ст.

13 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности” о том, что должность эксперта в государственном судебно-экспертном учреждении (Бюро судебно-медицинской экспертизы) далее БСМЭ) может занимать лицо, имеющее высшее профессиональное образование и прошедшее подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти формально являются выполненными. Но может ли врач–СМЭ обладать специальными знаниями во всех областях медицинской науки (урология, гинекология, стоматология, фтизиатрия и т.д.)?

Специальные знания и умения врача судебно-медицинского эксперта

Ответ на этот вопрос решен однозначно в ныне действующем Приказе МЗ от 21 июля 1988 г. N 579 (с изменениями от 25 декабря 1997 г.) «Об утверждении квалификационных характеристик врачей – специалистов».

Этот, ныне действующий нормативный акт федерального органа исполнительной власти содержит требования к общим и специальным знаниям и умениям специалистов по 86 врачебным специальностям, в том числе квалификационную характеристику специалиста врача судебно-медицинского эксперта, которая устанавливает общие и специальные знания и умения, предъявляемые к обладателю соответствующего сертификата.

Специальные знания и умения являются признаком, позволяющим установить исключительную компетенцию врача–СМЭ, к которой согласно вышеназванному приказу относятся: Специальные знания и умения

Врач судебно-медицинский эксперт должен знать:

  • механизм образования и морфологические особенности повреждений при отдельных видах автомобильного, рельсового, авиационного, мотоциклетного, тракторного травматизма, классификации и дифференциальную диагностику повреждений при отдельных видах транспортной травмы между собой и другими травмами;
  • механо- и морфогенез повреждений от воздействия твердыми тупыми предметами (мягких покровов, костей, внутренних органов, кровеносных сосудов и нервов);
  • механизм образования и морфологические особенности повреждений, возникающих при занятии некоторыми видами спорта;
  • механизм, условия образования, классификации и морфологические особенности повреждений при падении с высоты и из положения стоя;
  • промышленный и сельскохозяйственный травматизм, его классификацию, особенности и морфологические проявления;
  • классификацию, механизм и морфологические признаки повреждений, причиненных острыми предметами (режущими, колюще-режущими, рубящими, пилящими) и их дифференциальную диагностику;
  • механизм выстрела и факторы, обуславливающие его; морфологическую характеристику пулевых и дробных огнестрельных повреждений, причиненных холостыми выстрелами, атипичными снарядами из атипичного оружия и от взрывов;
  • клинические и патофизиологические проявления, патоморфологические изменения тканей и органов при поражениях техническим и атмосферным электричеством, местном и общем действии низкой и высокой температуры, воздействии лучистой энергии, резких изменений внешнего давления, при нарушениях внешнего дыхания, вызываемого механическими препятствиями (странгуляции, обтурации, компрессии груди и живота и утоплении);
  • действие ядовитых веществ на организм, классификацию ядов, патогенез, клинику, патоморфологические изменения в тканях и органах, танатогенез при различных отравлениях, а также их судебно-медицинскую диагностику;
  • причины и генез скоропостижной смерти взрослых и детей при различных заболеваниях (головного мозга, сердца и сосудов, мочеполовой системы и др.);
  • критерии новорожденности, доношенности, продолжительности внутриутробной жизни, жизнеспособности, живорожденности, причины смерти в анте-, интра-, постнатальном периодах, особенности исследования трупов младенцев;
  • методы определения регионального происхождения крови и способы дифференциации крови плода и взрослого человека;
  • закономерности исследования антигенов эритроцитов, сывороточных и ферментных систем крови, а также явления выделительства антигенов;
  • морфологическую, биохимическую и антигенную структуру волос человека и некоторых животных, методы исследования волос;
  • морфологическую, биохимическую и антигенную структуру спермы и других выделений человека, методы их исследования;
  • категории выделительства и способы их определения у живых лиц и трупа;
  • методы определения видовой, групповой, половой и органно-тканевой принадлежности микрообъектов биологического происхождения.

Специальные умения врача судебно-медицинского эксперта

Врач судебно-медицинский эксперт должен уметь:

  • провести осмотр трупа на месте происшествия (обнаружения), классифицировать смерть, установить давность наступления смерти;
  • установить причину смерти;
  • провести судебно-медицинское исследование трупа при различных видах насильственной смерти;
  • определить степень тяжести телесных повреждений;
  • установить причинно-следственную связь между повреждением и неблагоприятным исходом;
  • провести судебно-медицинскую экспертизу при половых преступлениях;
  • организовать судебно-медицинскую экспертизу вещественных доказательств (изъять, упаковать и направить объекты судебно-медицинской экспертизы на лабораторные исследования);
  • провести судебно-медицинскую экспертизу отцовства, материнства и замены детей;
  • зарисовать повреждения на контурные схемы;
  • дать графическое изображение переломов костей;
  • измерить повреждения и следы и обработать результаты;
  • исследовать повреждения и следы с помощью оптических средств, описать результаты;
  • выполнить туалет и реставрацию трупа;
  • подготовить кисть для дактилоскопирования;
  • провести микроскопическое, макроскопическое и серологическое исследование волос и сравнительный анализ;
  • выявить следы биологического происхождения на вещественных доказательствах, изъять их и направить на исследование;
  • исследовать на наличие крови в пятнах, на видовую, групповую, типовую и половую их специфичность;
  • исследовать на наличие, вид, групповую и половую принадлежность выделений, установить категорию выделительства;
  • выполнить фотографирование места происшествия, потерпевшего или трупа, микро и макропрепаратов.

Прерогатива врачей – клиницистов

Как видно из вышеизложенного, врач–СМЭ обладает специальными знаниями в достаточно узкой области медицины о структурно-функциональных изменениях организма человека, происходящих в результате воздействия специфических повреждающих факторов (см.

выше) и им может быть установлена причинно-следственная связь между этими специфическими повреждениями и возникшим неблагоприятным исходом, а также определена степень тяжести неблагоприятного исхода от указанных повреждений в рамках существующих в Уголовном кодексе градаций степеней тяжести вреда здоровью.

Но специальные знания о причинах и механизмах возникновения, развития и исходов болезней, не обусловленных специфическими повреждающими факторами у врача–СМЭ отсутствуют.

Это прерогатива врачей-клиницистов соответствующих специальностей, которые в силу обладания специальными знаниями в состоянии идентифицировать негативные изменения в состоянии здоровья пациента, под которыми нормы гражданского права (ст.

1085 ГК РФ) понимают увечье или иное повреждение здоровья, а также определить характеристики фактически оказанной медицинской помощи (своевременность, правильность, адекватность, соответствие медицинским стандартам и т.д.

) и сделать вывод о наличии или же отсутствии причинно-следственной связи между негативными изменениями и характеристиками медицинской помощи. Только после этих действий врач–СМЭ может проводить исследование негативных изменений (увечья иного повреждения здоровья) и, исходя из своих специальных познаний, оценить степень тяжести вреда здоровью в рамках существующих в Уголовном кодексе градаций.

Тем менее, п. 12.4 Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы (Утверждена Приказом Минздрава России от 24.04.2003 г.

N 161) требует включения в состав комиссии экспертов, назначенных для производства судебно-медицинского экспертного исследования по материалам дела, не менее двух высококвалифицированных специалистов (врачей–СМЭ), один из которых названный в Инструкции экспертом-организатором (докладчиком) призван заниматься машинописными работами по составлению к назначенному сроку вводной и исследовательской частей заключения комиссии экспертов; оформлению заключения комиссии экспертов, а также подготовки необходимых материалов к совместному анализу полученных результатов.

Врач СМЭ – технический работник?

Как это не прискорбно, но штатный сотрудник Бюро судебно-медицинской экспертизы врач–СМЭ, обладающий специфическими профессиональными знаниями и, как правило, высшей квалификационной категорией фактически большей частью превращается в технического сотрудника, а не эксперта. Более того, второй специалист, который должен быть также включен в экспертную комиссию согласно указанной Инструкции, не занимается даже и этими техническими вопросами.

Таким образом, исходя из вышеуказанных квалификационных требований врач–СМЭ – штатный сотрудник Бюро судебно-медицинской экспертизы из – за отсутствия специальных знаний может сделать выводы исключительно в отношении степени тяжести вреда здоровью исходя из фактов, установленных другими экспертами – врачами-клиницистами и соответственно в порядке ст. 23 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности” об этом должно быть указано в заключении, а в отношении других поставленных вопросов, выходящих за пределы специальных знаний врача – СМЭ (например, о правильности диагностики и лечения, технике оперативного вмешательства) им должно быть в порядке ч.1. ст. 85 ГПК РФ, ст. 16 ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности” составлено мотивированное сообщение о невозможности дать заключение.

Следует признать, что автору статьи за семь лет работы по т.н.

«врачебным делам» ни разу не встречалось такое мотивированное сообщение, что позволяет предположить, что врач–СМЭ, видимо по укоренившейся привычке, считают себя врачами-универсалами, разбирающимися одинаково хорошо во всех областях медицины и позволяющими себе спокойно подписывать исследовательскую часть, а также экспертные выводы наравне с клиницистами, несмотря на изложенные правовые нормы.

Комментарии для сайта Cackle

Источник: http://pravo-med.ru/articles/2976/

Профессия: судмедэксперт

Проведение судебной экспертизы врачом

Ольга Кашубина о том, как эксперт по трупам работает с живыми, мертвыми, полицией и коллегами по цеху

Холодный свет галогеновых ламп, отражающийся от кафельных стен и пола, блеск стальных инструментов и мертвая тишина прозекторской. Или — машины с мигалками, толпы зевак и бездыханное тело на асфальте. Примерно так обыватель представляет себе будни представителей одной из самых необычных медицинских специальностей — судебно-медицинских экспертов.

Существует мнение, что в эту профессию идут законченные циники или те, кто когда-то в университете «испугался» живых пациентов. А еще — что именно эти врачи самые проницательные из всех. Именно им нередко доводится распутывать настоящие детективные загадки — ведь, как поговаривал незабвенный доктор Хаус, «все лгут», особенно когда речь заходит о криминальных историях.

Так ли это — рассказывает Алина Дейнега (Норильск),
судебно-медицинский эксперт 2-й квалификационной категории.

О «странном» выборе специальности

Так вышло, что я сама в детстве немало времени провела в больницах. Познакомилась, можно сказать, изнутри со всей «кухней» и просто выбрала свой «холодный цех».

Если серьезно, никогда не могла себя представить в кабинете с медсестрой, выписывающей справки и рецепты…

Да и в какой-то мере пугает срочность принятия решения: осмотрел пациента — и нужно тут же поставить диагноз и назначить лечение.

А в моей профессии торопиться уже некуда. Не то что я в черепашьем темпе провожу свои исследования и оформляю экспертизы, но время все проанализировать — есть.

Наверное, как раз возможность ювелирного анализа меня и привлекла: здесь ты обязан много знать и каждый раз искать индивидуальный подход к применению своих навыков и знаний.

Ну и, конечно, некоторую роль сыграло самолюбие, ведь мало кто допущен к месту моей работы, а я еще и участвую в следственных мероприятиях.

О путанице в названиях профессий

Обывателям непросто понять, чем отличаются патологоанатом, судмедэксперт и криминалист, и часто люди используют эти слова как синонимы. На деле же речь идет о трех разных профессиях.

Патологоанатомы работают на базе больницы и выясняют, почему умер пациент. Патологоанатом не несет уголовной ответственности за возможные ошибки в работе, ведь врачи обычно не наносят умышленного вреда здоровью человека.

А судебно-медицинская служба в России является отдельной организацией.

Судмедэксперты проводят исследования трупов людей, умерших вне стен больничного учреждения, например дома, а также тех, кто умер в стационаре не более чем за сутки после поступления (это подразумевает, что гибель произошла вне зависимости от работы врачей).

Ну и, разумеется, мы исследуем тех, у кого имеется подозрение на насильственную смерть — т. е. смерть в результате преступных действий или, например, отравления или дорожно-транспортных происшествий.
Судмедэксперты работают и с живыми людьми — это называется «экспертиза живых лиц» (потерпевших, подозреваемых и т. д.). К примеру, если один из супругов в конфликте применил физическую силу, второй идет «снимать побои» именно к нам. Вред здоровью в таком случае определяют судмедэксперты, а наказание — суд.

А вот изучением вещественных улик (например ножа, которым был убит человек) занимается врач-криминалист, он устанавливает соответствие между раной на теле трупа и конкретным орудием преступления.

У юристов, кстати, тоже есть свои криминалисты, но это совсем другая сфера деятельности.

Речь идет о тех самых людях, которые в детективных сериалах с серьезным видом водят кисточками с белым или черным порошком по дверям, косякам и зеркалам в поисках отпечатков пальцев, фотографируют трупы и собирают окурки в стерильные пакетики.

Их роль крайне важна для работы судебно-медицинской службы при опознании трупов неизвестных людей, ибо именно они имеют доступ к базам данных по отпечаткам пальцев и дактилоскопируют трупы для выяснения личности.

О секретах мертвого тела

Мы, судмедэксперты, тоже выезжаем на место, где был обнаружен труп, — чтобы установить время наступления смерти. Как только следователь и криминалист заканчивают свою работу, я начинаю свою.

На месте происшествия моей главной задачей является определение давности наступления смерти, ведь от этого может зависеть оперативность следственных мероприятий по розыску преступников.

Например, если прошло не более 2-3-х часов, шанс разыскать преступника выше, опрос соседей целесообразнее провести незамедлительно – есть шанс узнать, слышали ли они какой-то шум в квартире пару часов назад или, может, видели кого на лестничной клетке в определенный промежуток времени.

А иногда, наоборот, опрос соседей и родственников помогает в определении давности наступления смерти, например когда труп явно “не свежий” (через три или пять дней с момента смерти он выглядит практически одинаково): можно узнать когда погибшего последний раз видели или разговаривали с ним по телефону.

Это как предсмертные записки возле тел самоубийц – всегда дает подсказку, но конечно не является основополагающим в вопросе определения причины смерти.

Чтобы узнать, когда умер человек, надо, говоря простым языком, ударить его по руке и проткнуть печень.

Если по-научному — определить высоту идиомускулярной опухоли и измерить печеночную температуру.

В первом случае речь идет о проверке способности мышц сокращаться — с каждым часом после смерти такая опухоль под кожей будет заметна все меньше. А печеночная температура подсказывает, когда тело начало остывать. Поэтому мы делаем прокол в правом подреберье и измеряем температуру специальным градусником. Обычно всего этого достаточно, чтобы установить время смерти.

О романтике, рутине и детективных историях

Многие из моих знакомых думают, что детективное расследование — крайне увлекательная вещь. На самом деле в работе правоохранительных органов нет никакой романтики, одна рутина, оттого наша работа постепенно теряет какой-то шарм.

Поначалу, конечно, фантазируешь, что с твоей помощью справедливость восторжествует.

Но со временем понимаешь, что значение твоя работа приобретает лишь в том случае, если складывается общая картина преступления и твое заключение ее не портит.

В большинстве случаев, чтобы отстоять свое заключение, приходится дать не одно объяснение недоверчивым работникам прокуратуры о том, например, что иных обстоятельств причинения повреждений быть не может.

чтобы было понятнее, приведу пример. двое друзей занимаются каким-либо видом единоборства и однажды решают устроить тренировочный бой вне спортзала. в результате один ломает челюсть второму. тот, естественно, обращается в больницу.

и даже если такой больной отказывается рассказать, как произошла травма, врач обязан сообщить о данном случае в полицию: дело в том, что здоровый человек попросту не может получить перелом челюсти при падении или еще каким-то «невинным» образом.

полиция допросит пациента и обратится за экспертным мнением ко мне. я же в свою очередь опишу механизм образования перелома челюсти: удар ограниченным тупым твердым предметом, возможно кулаком.

если больной будет упираться, не желая подводить друга, ко мне начнутся визиты за объяснениями: а не мог ли он все-таки получить травму самостоятельно, ударившись об дверной косяк или поскользнувшись в ванной?..

и так до бесконечности, пока сам пострадавший не устанет от постоянных визитов полиции или его «обидчик» во всем не признается. ну и какая тут романтика? рутина!

что же до популярных телесериалов и книг, то таких, где бы в полной мере отражалась наша работа, я не видела — ни среди отечественных, ни среди зарубежных (хотя смотрела и читала их немало). всё всегда выглядит очень утрировано, и каждый автор пытается взвалить на плечи судмедэксперта работу целых подразделений.

единственное, что произвело на меня хорошее впечатление, — роман, написанный александрой марининой при участии моего коллеги, прекрасного специалиста, там отражена суть нашей профессии. называется он «оборванные нити» — все изложено доступным языком и достаточно правдиво, но, конечно, тоже не в точности отображает процесс работы, иначе читатель бы заскучал.

о распорядке дня

Рабочий день в морге начинается с того, что заведующий отделением распределяет предстоящие экспертизы трупов врачам-судмедэкспертам.

Потом санитары подготавливают труп к исследованию — раздевают, проверяют карманы на наличие ценностей, которые медрегистраторы упаковывают и передают для выдачи родственникам.

Далее происходит непосредственно исследование и оформление медицинского свидетельства о смерти.

Рабочий день в морге составляет всего 6 часов — с 9:00 до 15:00. Во время исследования мы забираем биологический материал для дальнейших химико-лабораторных, гистологических и медико-криминалистических исследований. В разных случаях смерти объем таких анализов разный. После получения всех результатов составляем заключение о причине смерти.

Важно знать, что оформленные документы по результатам экспертизы мы выдаем только представителям правоохранительных органов. Но иногда родственники также хотят пообщаться с судмедэкспертом, чтобы узнать о причине смерти погибшего человека. Это допускается, но только в устной форме — и только в виде предварительных предположений.

Со всеми официальными заключениями родственники могут ознакомиться уже в полиции.

О цене врачебной ошибки

Присказка о том, что врач нашей специальности больному хуже не сделает, вполне справедлива. Но при этом ценой ошибки судмедэксперта является уголовное наказание, поэтому я и мои коллеги совершенно не заинтересованы в искажении фактов.

И сколько бы ни обвиняли нас (а такое случается нередко!) в подыгрывании следствию или полиции, ничего такого быть не может, это предусмотрено Уголовным кодексом. Кроме того, существует федеральный закон, по которому лицо, оказывающее давление на эксперта, тоже подлежит уголовной ответственности.

Об отношениях с коллегами

Очень огорчает, что цикл судебной медицины в университете у врачей других специальностей обычно проходит «мимо ушей». Как результат — практикующие доктора не могут грамотно описать повреждения на теле больного, что крайне важно для нашей работы. Например, при медицинской экспертизе документов, когда мы помогаем следствию разобраться в какой-то истории «по запутанным бумажным следам».

Иногда врачи, которые лечили умершего больного, все-таки приходят на вскрытие, наблюдают за работой, интересуются заключением и наличием каких-то моментов, которые они могли упустить. Неслучайно же морг называют местом, где мертвые учат живых.

Мы и сами консультируемся с докторами при проведении экспертизы живых лиц. Например, травматологи подсказывают нам степени ограничения функции конечности в результате травмы, а рентгенологи подтверждают наличие или отсутствие перелома.

Об умении переключаться

Философские мысли о жизни и смерти меня посещают нечасто — насчет специфики своей работы я вообще не слишком переживаю. Наверное, такова особенность моей натуры — и, значит, я правильно выбрала профессию.

Хорошо помню свое первое исследование — когда держала в руке сердце и понимала, что оно — именно человеческое и совсем недавно еще билось… Трупы детей мне приходилось вскрывать редко — но это вопрос опыта, а не моральной устойчивости. В таких случаях, конечно, переживаешь, но в основном от того, что боишься совершить ошибку: разобраться с причинами смерти маленького человека — наиболее ответственная часть нашей работы.

Я много путешествую, но не потому, что мне хочется уехать подальше от «страшной работы» и сменить обстановку.

Просто в Норильске жить вообще непросто, и отдохнуть хочется от города, а не от профессиональной деятельности.

Напротив, куда бы я ни уехала, я постоянно думаю о работе и предвкушаю задачи, которые ожидают меня после возвращения. Это такая бесконечная головоломка, которую всегда интересно распутывать.

Ольга Кашубина специально для Apteka.RU

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b0f8667ef81559857aa014e/professiia-sudmedekspert-5cdcf137e1a84300b34087dc

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.