Психиатрический осмотр пациента

Психиатрическое обследование

Психиатрический осмотр пациента

За последние десятилетия медицина обогатилась специальными методами лабораторных исследований, позволяющими выявлять патологические изменения в различных системах организма, однако при диагностике психических расстройств лабораторные данные по-прежнему чаще всего играют лишь вспомогательную роль. В настоящее время, как и ранее, основным является клинический (описательный) метод диагностики.

Клинический метод

Цель клинического метода — выявление психических феноменов, имеющих отношение к возникновению, течению и проявлениям психического заболевания.

Описывая психическую жизнь больного, врач пытается выделить типичные признаки заболевания и индивидуальные особенности его проявления у конкретного больного.

К сожалению, результаты клинического обследования обладают большой долей субъективизма и во многом зависят от личного опыта и таланта врача. Практика показывает, что использование жестких схем лишь повышает формальность, поверхностность беседы.

Вместе с тем существуют общие положения, следуя которым врач в большей мере может рассчитывать на получение объективной информации о больном и его недуге.

Клиническое исследование включает в себя осмотр, наблюдение и сбор анамнестических сведений.

Опрос больного и наблюдение

Вопреки представлениям обывателей о сложности ведения логически построенной беседы с душевнобольным, следует подчеркнуть, что именно разговор с пациентом дает наиболее важную информацию для постановки диагноза. Существует целый ряд симптомов, которые не могут быть выявлены иначе как при личной беседе с пациентом.

Опрос больного, как правило, проводят отдельно от родственников. Нередко беседу начинают, сразу выясняя цель посещения (если больной обратился к психиатру по своей инициативе), но в большинстве случаев уместнее сначала задать несколько вопросов ознакомительного характера — о возрасте, профессии, семье больного.

Это снимает у него чувство тревоги и неудобства, а врачу позволяет сформировать соответствующий уровню больного план беседы. Часто, уже излагая жалобы, пациент может описать важнейшие симптомы заболевания, однако при отсутствии критики он отрицает наличие болезни и настаивает на своем полном благополучии.

Бывает и так: пациент настолько увлечен какими-либо болезненными идеями, что не может говорить ни о чем ином и возвращается вновь к интересующей его теме, несмотря на попытку врача перевести разговор в нужное русло. Поэтому следует настойчиво удерживать инициативу в беседе. Если больной испытывает страх или недоверие к врачу, он бывает чрезвычайно осторожен и скрытен.

В этом случае особенно важно расположить его к себе, попытаться снять напряжение спокойной, доверительной речью.

Важно с самого начала уважительно обращаться к посетителю, называя его по имени и отчеству. В последующих беседах обращение к больному по его просьбе может стать менее формальным, но и тогда следует сохранять определенную дистанцию, не допуская фамильярности.

Всегда полезнее выслушать мнение пациента, чем спорить с ним или указывать на противоречия в его высказываниях. Важно стараться снять негативный оттенок с любого задаваемого вопроса. Например, вопрос «Вы злопамятны?» лучше заменить более мягким: «Насколько вы чувствительны к обиде и несправедливости?».

Нередко многословный человек вдруг замолкает после очередного вопроса — это может указывать на особую эмоциональную значимость затронутой темы.

Если больной уклоняется от дальнейшего обсуждения, не следует настаивать, но нужно обязательно запомнить вопрос, чтобы по возможности поднять его в дальнейших беседах, когда удастся достигнуть большей доверительности между врачом и больным.

Когда пациент не проявляет инициативы, всегда возникает соблазн «подтолкнуть» его, подсказать ответ. Такие «подсказки» — серьезный недостаток в проведении беседы.

Врач должен тщательно следить, чтобы в вопросах не было никаких намеков на предполагаемый ответ: равнодушный, апатичный больной может признавать у себя наличие любого расстройства, которое назовет врач, пациент с симуляцией по упомянутым в вопросах симптомам может понять, как ему следует отвечать, чтобы произвести впечатление психически нездорового.

Нужно добиваться, чтобы больной описывал имеющиеся расстройства собственными словами: иногда сам набор выбранных им слов настолько характерен, что выражения больного записываются в историю болезни дословно.

Вопросы, касающиеся интеллектуального уровня человека, его памяти и способности ориентироваться в месте и времени, могут вызвать у него раздражение, ощущение «проверки», «экзамена». Неловкость в этой ситуации можно снять при правильной постановке вопросов. Можно сначала спросить больного, не стало ли в последнее время ему трудно размышлять.

Неплохо уже в самом вопросе проявить уверенность в том, что больной легко справится с заданием («Вы ведь знаете, какое сегодня число?»), при этом следует обязательно добиться ответа на заданный вопрос, не пытаясь просто догадаться, что пациент сумеет сделать, а что нет. В целом, изучая психическое состояние человека, очень важно избегать попыток с помощью собственной интуиции понять его мысли. Врач, пытающийся догадаться, что имел в виду больной, скорее всего стремится приписать ему свои собственные мысли и логику.

Анализ сферы эмоций человека невозможен без внимательного наблюдения во время беседы за его мимикой, жестикуляцией и интонацией. Особенно важно отмечать расхождение между смыслом высказываний и внешним выражением эмоций.

Так, если больной утверждает, что любит родителей, но говорит это монотонно и неэмоционально, то, вероятнее всего, в действительности он не испытывает к ним ярких чувств. Иногда выражение эмоций парадоксально по отношению высказываний. То же самое можно сказать об анализе сферы воли и влечений.

Часто больной декларирует свое стремление к какой-либо деятельности, хотя в действительности его не испытывает. В этом случае важно проанализировать конкретный результат деятельности в последнее время.

Например, если больной утверждает: «Я очень люблю читать!», важно уточнить, какие книги он недавно прочитал. Нередко оказывается, что последняя книга была прочитана много лет назад.

Полученные в процессе беседы сведения (возможность вступить в контакт с больным, нарушения ориентировки, внешний вид, манера речи и поведения при беседе, демонстрируемые больным расстройства восприятия, мышления, памяти, интеллекта, эмоций и воли, поведение вне беседы с врачом, представления пациента о своем заболевании, наличие критики, высказываемые планы на будущее) заносятся в историю болезни в определенном порядке (см. приложение 1). Однако в беседе вопросы могут быть расположены более свободно и сначала можно обсудить то, что больше всего беспокоит больного. Важно, чтобы при изложении полученной информации в истории болезни врач стремился описать психические феномены, не обозначая их какими-либо медицинскими терминами, предоставляя читателю возможность при необходимости самостоятельно сформулировать заключение о сути наблюдаемых расстройств. Такой подход — единственно возможный способ избежать схематизма в анализе состояния, повысить объективность клинического метода, сопоставить впечатления о больном, полученные разными врачами в разные периоды болезни.

Субъективный и объективный анамнез

При психиатрическом обследовании чрезвычайно большое внимание уделяется сбору анамнестических сведений.

Только изучая анамнез больного, можно установить такие важные для диагноза данные, как время начала заболевания, характер его течения, наличие изменений в характере пациента за годы болезни.

В этом смысле анамнез жизни больного так же важен, как и анамнез заболевания. Иногда события жизни настолько сплетены с патологическими проявлениями, что практически невозможно разделить анамнезы жизни и заболевания.

Предпочтительно описывать анамнез отдельно со слов больного (субъективный анамнез) и со слов его близких (объективный анамнез). При этом следует учитывать, что и тот и другой иногда содержат недостоверные сведения.

Так, описывая свою жизнь, человек способен по-бредовому трактовать события далекого прошлого, из-за этого складывается впечатление, что заболевание началось намного раньше, чем это было в действительности.

Больной может активно скрывать дискредитирующие его данные или просто плохо помнить реальную последовательность событий, происходивших во время расстройства сознания или после того, как у него нарушилась память. Родственники пациента также не всегда объективно оценивают его жизнь.

Поскольку часто развитие заболевания происходит очень медленно, они могут неправильно определять время его начала, связывая его с периодом последнего обострения, не учитывая прошлых периодов дезадаптации. Иногда родственники по тем или иным соображениям скрывают некоторые события и поступки пациента или не придают им значения.

Поэтому наиболее важным является сопоставление субъективного и объективного анамнезов для выявления противоречий между ними и установления реальной последовательности событий. С той же целью следует собрать анамнез от нескольких близких больному людей.

Симуляция, аггравация и диссимуляция

В ежедневной практике врач-психиатр постоянно сталкивается с проблемой намеренного искажения клинической картины заболевания.

Чаще всего это обусловлено диссимуляцией — намеренным сокрытием имеющихся расстройств, причинами которой, как правило, являются тревога и страх (боязнь госпитализации, страх, что заболевание дискредитирует больного в глазах окружающих, лишит его возможности продолжать любимую работу, нарушит отношения в семье).

Поэтому наиболее правильная тактика при диссимуляции — психотерапевтическая беседа, в процессе которой врач старается показать, что действует только в интересах пациента, что не намерен нарушать врачебную тайну, что наличие психического расстройства не предполагает его неизлечимости и правильное лечение позволит сохранить социальный статус больного.

В психиатрии само появление диссимуляции расценивается как довольно благоприятный симптом, поскольку предполагает, что пациент хотя бы частично сознает наличие у него психического расстройства. В этом смысле от диссимуляции следует отличать анозогнозию, при которой пациент не понимает, что болен, не видит необходимости в проводимом лечении.

Анозогнозия в одних случаях может указывать на тяжелое психическое расстройство с нарушением критики (слабоумие, маниакальный синдром, бредовый психоз), в других — на особый склад личности больного (например, при алкоголизме) или на то, что он применяет механизмы психологической зашиты (см. раздел 1.1.4).

При решении экспертных вопросов нередко приходится сталкиваться со случаями симуляции и аггравации. Симуляция— намеренная демонстрация признаков несуществующей болезни. Целями симуляции являются достижение определенной выгоды, стремление избежать наказания, получить освобождение от работы или службы в армии.

Иногда симулянт пытается подготовить почву, чтобы уклониться от наказания в будущем (превентивная симуляция).

Для опытного психиатра наличие четкой цели посетителя делает диагностику симуляции не столь сложной: расстройства проявляются только в связи с определенной ситуацией (перед призывом в армию, после предъявления обвинения в преступлении и т.п.); в анамнезе больного нет факторов, предрасполагающих к болезни.

Значительно сложнее диагностика аггравации, когда намеренно усиливаются и демонстрируются признаки имеющегося в действительности расстройства. Обычно больной делает это в расчете на получение льгот, назначение ему более высокой группы инвалидности и т.п.

Как правило, в этом случае для уточнения диагноза требуется длительное наблюдение. Большой интерес представляют сведения младшего и среднего медицинского персонала о поведении больного вне бесед с врачом. Обнаружение врачом случаев симуляции и аггравации ставит его перед вопросом, как поступать далее.

В подобной ситуации не имеет смысла высказывать обвинения или требовать от больного признания: чаще всего это вызывает яростное сопротивление пациента. Правильнее дать человеку возможность сохранить самоуважение и предоставить ему «путь для отступления», показав, что дальнейшая демонстрация симптомов может повредить ему.

От симуляции и аггравации следует отличать непреднамеренное демонстративное поведение больных с истерическим характером.

В этом случае симптомы возникают по механизму самовнушения, не могут быть прекращены усилием воли больного, не преследуют никакой другой цели, кроме стремления обратить на себя внимание.

Повышенная аффектация, театральный наигранный характер поведения вызывают у наблюдателей ощущение неестественности, нередко усиливают дезадаптацию больных.

Стандартизованные глоссарии симптомов и шкалы

У неспециалистов может сложиться впечатление ненадежности клинического метода, поскольку заключение врача основывается только на субъективной оценке поведения больного.

Это впечатление по большей части неверно, поскольку существует общее для всех психиатров представление о сути важнейших симптомов и синдромов психических расстройств, характеризующихся, помимо прочего, вполне определенной динамикой (течением).

Однако при проведении статистических, научных (особенно эпидемиологических и психофармакологических) исследований нередко требуется более строгая (по возможности количественная) оценка состояния больного, получаемая с помощью стандартизованных оценочных шкал, опросников и глоссариев.

Такие инструменты были созданы как для оценки отдельных сфер психики (например, шкалы Гамильтона и Цунга для измерения выраженности депрессии), так и для описания психического состояния в целом. Примером подобных инструментов являются распространенные в США шкалы PSE — Present State Examination [Винг Дж.К.

, 1977], SADS — Schedule for Affective Disorders and Schizophrenia, используемый в Европе AMDP — Arbeitsgemeinschaft fur Metodiic und Dokumentation in der Psychiatrie (1965), созданная в России «Оценочная шкала основных клинико-психопатологических характеристик» [Кабанов М.М.

, 1983] (Последние годы ученые чаще используют менее трудоемкие сокращенные структурированные шкалы (например, PANS и BPRS).). В большинстве из них не только указаны названия симптомов, но и дается точная их характеристика, исключающая двойное толкование, приводятся количественные критерии. С учетом тех же принципов был разработан раздел V (Психиатрия) в Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), в соответствии с которой психические расстройства обозначаются буквенно-цифровым кодом (до 5 знаков). Принципы МКБ-10 изложены в главе 14.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://auno.kz/uchebnik-po-psixiatrii/112-psixiatricheskoe-obsledovanie.html

Обследование пациента с психическими расстройствами

Психиатрический осмотр пациента

обследование пациента с психическими расстройствами подразумевает тщательное изучение его жалоб, анамнеза жиз­ ни и болезни, соматического, неврологического и психического состояния, данных рентгенологического, электрофизиологичес­ кого, биохимического и других лабораторных и инструменталь­ ных методов исследования.

обследование больного следует начинать с оценки внешнего вида, особенностей поведения, способности отвечать на вопросы врача, сообщать необходимые сведения.

Начиная обследование, необходимо оценить состояние сознания больного, так как такти­ ка дальнейшего осмотра в первую очередь зависит от результа­ тов этой оценки.

В клиническом понимании, критерием ясности сознания является сохранность ориентировки во времени, окру­ жающей обстановке и собственной личности.

Поэтому состояние сознания удобнее всего изучать путем постановки вопросов, касающихся общих сведений и паспортных данных: больного просят назвать фамилию, имя, отчество, возраст, образование, профессию, семейное положение, местожительство; уточняют, знает ли он, где находится в настоящее время, когда поступил в лечебное учреждение, какой теперь месяц, число, год.

При выяснении жалоб больногоследует учитывать, что в отличие от соматических больных, лица с психическими расстройствами часто не осознают своей болезни, не считают себя больными и поэтому или совсем не жалуются, или выска­

зывают жалобы, не соответствующие объективному состоянию здоровья.

анамнез жизни и болезни психически больных. При наличии помрачения сознания, а также в тех случаях, когда по болезненным мотивам пациент не вступает в общение с врачом, собрать анамнез со слов больного невозможно.

Вместе с тем даже налаженный контакт с больным не освобождает врача от обязанности собирать субъективные анамнестические данные со стороны родственников, сослуживцев и других лиц, хорошо знающих пациента, так как некоторые больные могут сообщать неправильные сведения либо искаженно интерпретировать свои ощущения, переживания или события. Рекомендуется запросить на него характеристики (с места работы, с места жительства и т.п.). В тех случаях, когда больной поступает повторно в психиатрический стационар, нужно сделать запрос в учреждения, в которых он лечился ранее.

В процессе изучения анамнеза жизнинеобходимо выяс­

нить следующие факты.

Наследственность (по прямой, боковой и нисходящей линиям).

Состояние здоровья родителей, причина их смерти; не страдали ли родственники или члены семьи нервно­пси­ хическими заболеваниями (особенности их клиники и течения), алкоголизмом, другими зависимостями от психоактивных веществ, туберкулезом, сифилисом, сердечно­сосудистыми, эндокринными заболеваниями, болезнями обмена веществ, злокачественными новообразованиями. Не отмечались ли в семье случаи самоубийства (возможные причины этого), су­ щественные странности в поведении. Далее следует уточнить личностные особенности ближайших родственников (спокой­ ный – раздражительный; общительный – замкнутый; веселый, жизнерадостный, синтонный – холодный, черствый; властный, решительный – уступчивый, легко теряющийся; эгоистичный – альтруистичный; ведущий – ведомый; стремящийся быть в центре внимания – предпочитающий находиться в тени и т.п.), а также их увлечения, род занятий.

Семейный анамнез. Уточняется возраст родителей к момен­ ту рождения пациента. Здоровье матери во время беременности, своевременность родов и характер их течения. Состав семьи, семейно­бытовые условия, отношения между родителями, отно­ шение родителей к детям, взаимоотношения между детьми.

Младенческий и дошкольный периоды. определяется фи­ зическое и психическое развитие (когда начал сидеть, стоять, ходить, говорить, приобрел навыки опрятности). Не было ли в детстве и в последующие годы ночных страхов, сноговорения, снохождения.

Был ли спокойным или беспокойным, крикливым, капризным. Наблюдалось ли и до какого возраста ночное не­ держание мочи, заикание. особенности поведения дома и в дет­ ских коллективах. характер воспитания.

особенности ребенка (спокойный, послушный – возбудимый; робкий – решительный; боязливый – смелый; ласковый – грубый).

Период обучения. В каком возрасте начал обучение в школе (общеобразовательной, специализированной, интернате), как успевал, оставался ли на повторный год обучения, причина дублирования. К каким предметам обнаруживал способности. Дисциплина в школе, взаимоотношения в коллективе (стремил­ ся к лидерству, подчинялся авторитету, ведомый, конформный и т.п.).

Поведение в школе и быту. Выполнял ли общественные поручения (охотно, с принуждением), участвовал ли в кружках (с углубленным изучением предмета, музыкальных, художест­ венных, спортивных). Какое получил образование, какие оцен­ ки в аттестате. Где продолжил обучение и по какой специаль­ ности.

характерологические особенности, отмечаемые в период обучения в начальной, средней и высшей школе.

Половое развитие. Когда появились признаки полового созревания, не наблюдалось ли изменений в характере обсле­ дуемого в этот период. Сексуальные интересы, их девиации. Начало и регулярность половой жизни.

Трудовая и общественная деятельность. Возраст начала самостоятельной трудовой деятельности. Какими трудовыми навыками овладел, как работал, часто ли менял места работы и по каким причинам. Какова была работоспособность, как от­ носился к труду. Взаимоотношения с сослуживцами, увлечения, времяпрепровождение после работы.

Отношение к воинской службе. В каком возрасте был призван (если были отсрочки, то по какой причине).

Продолжительность периода адаптации к условиям военной службы, легко ли привы­ кал к новому режиму жизни, распорядку и дисциплине, успехи по службе, взаимоотношение с другими призывниками, началь­ никами, подчиненными; взыскания, поощрения. отслужил ли установленный срок или был уволен со службы раньше (при­ чины, по какой статье).

Семейная жизнь больного. Возраст вступления в брак. Для женщин количество беременностей, их течение, осложнения, послеродовый период, здоровье детей, количество абортов. Внутрисемейные отношения, если разведен, то по какой при­ чине.

Бытовые условия. Материальная обеспеченность, жилищ­

ные условия.

Перенесенные заболевания и вредные привычки. Травмы головного мозга, нейроинфекции, длительные, обостряющиеся и истощающие соматические, инфекционные заболевания, опера­ тивные вмешательства, курение табака, употребление спиртных напитков, наркотических и стимулирующих средств.

Особенности темперамента, характера, личности (пре- морбидно). Уже при изучении анамнеза, как правило, выяв­ ляются особенности психической деятельности у пациента. При этом врач имеет возможность составить предварительное мнение об особенностях личности больного.

Прежде всего, устанавливается, какой у больного тип выс­ шей нервной деятельности (ВНД) – темперамент. При этом оценивают трудовую активность, настойчивость в достижении цели, выносливость. об уравновешенности говорит умение сдер­ живаться, проявлять терпение.

Подвижность нервных процес­ сов характеризуется легкостью смены стереотипа, адаптацией к новым или меняющимся условиям. Инертность характеризуется ригидными установками, обидчивостью, злопамятностью, труд­ ностями привыкания к новой обстановке.

Такие пациенты плохо сходятся с людьми, они многословны и обстоятельны.

Далее следует определить специфический тип ВНД. Так, для художественного типа характерно живое, непосредственное, эмоциональное восприятие окружающего мира.

Для мыслитель­ ного склада типичными чертами являются абстрактное мышле­ ние, рассудительность, бедность восприятий. Следует учитывать и профессию больного (гуманитарная или техническая специ­ альность), но она не всегда отражает тип ВНД.

Для уточнения особенностей личности необходимо выяснить установки и идеа­ лы пациента, акцентуированные черты характера.

При изучении анамнеза болезниследует уточнить, в ка­ ком возрасте впервые появились новые черты характера, особен­ ности реагирования на ситуации, психические расстройства и в чем они проявлялись. Возникли ли они внезапно или развились

постепенно. Какие вредности и события предшествовали забо­ леванию: травма, тяжелые потрясения, жизненные изменения, интоксикации, переутомление и др.

При наличии эпилептических припадков необходимо установить характер продромальных явлений, время появле­ ния первого приступа и его возможную связь с какими­либо внешними факторами (инфекция, интоксикация, физическая травма). Подробно определить вид, фазы и частоту припадков.

Попытаться выявить другие эпилептические пароксизмы: дис­ фории, сумеречные состояния сознания, амбулаторные автома­ тизмы.

Если больной злоупотребляет алкогольными напитками или наркотическими средствами, то необходимо установить болезненное влечение, привыкание, склонность к повышению дозы для достижения привычного комфорта, каковы макси­ мальные дозы, имеются ли явления абстиненции и с какого года, психологическая и физическая зависимость.

Необходимо установить, в какой последовательности воз­ никали патологические явления, как менялась симптоматика в процессе болезни, произошли ли с годами изменения личности, нарушения памяти, снижение интеллекта, трудоспособности, были ли периоды полного здоровья.

Если больной ранее нахо­ дился в стационаре, то важно установить, с каким диагнозом, с какой симптоматикой, какие проводились лечебные мероприя­ тия, каков был эффект от проводимой терапии.

особенно уточ­ няется поведение пациента перед данным стационированием, чтобы были ясны цели госпитализации.

Собрав анамнез и изучив жалобы больного, приступают к исследованию соматического и неврологического статуса по схе­ мам, принятым в этих специальностях. После переходят к под­ робному исследованию психической деятельности больного.

Источник: https://studopedia.ru/20_26711_obsledovanie-patsienta-s-psihicheskimi-rasstroystvami.html

Читать

Психиатрический осмотр пациента
sh: 1: –format=html: not found

А. А. Дроздов, М. В. Дроздова

Справочник психотерапевта

ЧАСТЬ I

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПСИХИАТРИИ

РАЗДЕЛ 1. ПРЕДМЕТ ПСИХИАТРИИ, ЕЕ НАПРАВЛЕНИЯ, РАЗДЕЛЫ И РАЗВИТИЕ

Психиатрия – медицинская дисциплина, изучающая методы диагностики и лечения, этиологические факторы, звенья патогенеза, распространенность психических заболеваний, а также способы организации психиатрической помощи нуждающемуся населению.

Современные направления в психиатрии

К концу XX в. в мировой психиатрии выделился ряд основных направлений: нозологическое, синдромологическое, эклектическое, психоаналитическое, а также «антипсихиатрия».

Нозологическое направление

В данном направлении психиатрии все психические расстройства представлены в виде отдельных болезней. Таковыми являются, к примеру, шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, алкогольный психоз и многие другие заболевания.

В соответствии с данным направлением психиатрии считается, что каждой болезни присущи свой, самостоятельный в своем развитии, этиопатогенез, характерная клиническая картина, течение заболевания, а также наиболее вероятный прогноз и исход.

Однако в этиопатогенезе различных болезней допускается многообразие провоцирующих и предрасполагающих факторов, а в клинике ряда заболеваний выделяются разные типы и их варианты.

Первоначально предполагалось, что для каждой болезни будет разработан свой особый метод лечения, например, при прогрессивном параличе – прививка от малярии, при шизофрении – инсу-лино-шоковая терапия. С течением времени стало понятно, что данное предположение было ошибочным.

Подавляющее большинство использующихся в современной практике психотропных средств оказывается эффективным при определенных синдромах и даже симптомах в независимости от той болезни, при которой эти симптомы и синдромы встречаются.

Следующим недостатком рассматриваемого направления психиатрии является неустановленное положение некоторых психических расстройств, не укладывающихся в клиническую картину и течение определенных заболеваний. Хорошей тому иллюстрацией могут послужить случаи, являющиеся промежуточными между шизофренией и маниакально-депрессивным психозом.

Некоторые авторы относят их к особым шизо-аффективным психозам, другие включают их в само понятие шизофрении, третьи интерпретируют данные случаи как атипичные формы маниакально-депрессивного психоза.

Кроме того, имеются также расстройства, занимающие промежуточное место между шизофренией и пограничными состояниями, такими, как неврозы и психопатии. Такие состояния обозначаются как шизотипические расстройства, называемые также вялотекущей, или пограничной, шизофренией. Основоположником нозологического направления во всем мире считается немецкий психиатр Эмиль Крепелин. Он впервые представил практически все расстройства психики в виде отдельных заболеваний. Однако такие психические болезни, как циркулярное помешательство, алкогольный полиневритический психоз, а также одна из форм сифилитического поражения мозга, были выделены в качестве самостоятельных заболеваний еще до систематики Крепелина.

Ведущим методом нозологического направления является подробное описание клинической картины и течения психических расстройств. За эту особенность представители других направлений психиатрии называют нозологическое направление «дескриптивной» (описательной) психиатрией Крепелина.

Синдромологическое направление

Данное направление психиатрии доминировало в XIX в. В настоящее время оно все еще сохраняется во французской психиатрии. Диагнозами в таком случае являются названия синдромов, независимо от вызвавших их причин.

Таким образом, диагноз, согласно синдромологическому направлению, будет звучать так: депрессия, делирий, хронический бред, ката-тония, спутанность и т. д. В начале XX века это направление уступило место рассмотренному выше (нозологическому). В 50-х гг.

появились психотропные средства, каждое из которых оказалось эффективным при определенных синдромах.

Это привело к тому, что синдромологическое направление вновь стало приобретать сторонников. Как правило, оно входит в состав эклектического направления.

Эклектическое направление

Представители данного направления чаще называют его «прагматическим», или «атеоретическим».

Эклектическое направление стало наиболее распространенным в мировой психиатрии к концу XX века, которое отражено в Международной классификации психических болезней (9-й и 10-й пересмотры), а особенно в совре-менной американской классификации психических расстройств – DSM-III-R (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders). Систематика строится таким образом, чтобы отразить суждения представителей всевозможных направлений и многочисленных школ психиатрии. Психическое расстройство выделяется по нозологическому принципу, если его причина известна, например, алкоголизм, наркомания, старческое слабоумие. Если же причина неясна, а характерные органические трансформации в центральной нервной системе не установлены, то систематика приближается к таковой в случае синдромологического или психоаналитического направлений.

Психоаналитическое направление

Данное направление основано на учении Зигмунда Фрейда – всемирно известного австрийского психиатра, невролога и психолога. Согласно его учению, психика человека состоит из сознания («Я», или «Эго»), подсознательной сферы («Оно», или «Ид») и «сверхсознания» («сверх-Я», или «супер-Эго»).

В подсоз-на-тельной сфере сосредоточены человеческие инстинкты и влечения. При этом особое значение придается сексуальности (либидо). Между «Я» и «Оно» находится «цензура», представляющая собой преграду, не пропускающую из подсознательного в сознание инстинкты и влечения, и тем самым властвующая над поведением.

Во время сна цензура ослабевает, и тогда силы бессознательного прорываются в сновидения, обычно в символическом виде. В бодрствующем состоянии бессознательное также дает о себе знать, что проявляется в виде оговорок, описок, неожиданных ассоциаций.

«Супер-Эго» – область запретов: мораль, нравственность, чувство вины и ответственности, совесть. «Супер-Эго» стоит на страже интересов всего человечества в целом.

Психоаналитическое направление зачастую оставляет в стороне психические расстройства, возникающие при органических поражениях головного мозга. В основной массе оно сосредоточено на неврозах, расстройствах личности, депрессиях, а также других «функциональных» психических расстройствах.

В качестве универсального метода лечения данное направление использует психоанализ.

При этом проводятся длительные курсы психотерапевтических сеансов, задача которых состоит в извлечении из подсознательного подавленных, спрятанных в нем комплексов переживаний прошлого, особенно детства, которые якобы полностью объясняют возникновение психических нарушений.

«Антипсихиатрия»

Это общественное течение особенно распространилось в Европе в 60-70-х гг. XX столетия. В нем принимали участие только лишь отдельные психиатры, которые отрицали существование каких-либо психических болезней, кроме органических поражений мозга.

Другие патологии психики они рассматривали как «особую форму существования», «иную жизнь». Эти болезни, по мнению последователей рассматриваемого направления, были «выдуманы» психиатрами и используются обществом с целью изоляции ненужных ему лиц.

Таким взглядам оказывало содействие широкое использование психотропных средств, благодаря которым психические расстройства стали протекать в более стертой и часто незаметной форме. Это позволило избежать длительного пребывания больных в стационаре.

В итоге многие психиатрические больницы закрылись, а душевнобольные пополнили число бездомных. Постепенно «антипсихиатрическое» направление стало пользоваться все меньшим признанием.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=196427&p=9

Вызов психиатра на дом – Новая Психиатрическая Служба

Психиатрический осмотр пациента

Любой врач психиатр может посетить больного на дому. Тем не менее, зачастую возникают трудности с вызовом психиатра: доктора не выезжают; или выезжают, но не находят показаний к оказанию помощи; или интересуются, агрессивен ли больной — и если нет — отказывают в выезде. Давайте коротко опишем ситуацию. Почему столь часты отказы?

Где найти врача психиатра

— Врач психиатр работает в психиатрическом диспансере. Это участковый врач психиатр. Сидит на приеме, принимает по графику (6-7 часов в день). С конца 20 века упразднено понятие «психиатрический учет». Оно заменено на «психиатрическое наблюдение». Последнее не подразумевает активных посещений больных на дому.

Врач психиатр диспансера посещает больных в плановом порядке и не выезжает на экстренные случаи. Считается, что если человеку нужна помощь — он способен ее вызвать самостоятельно. Если не способен, то подобная ситуация не для врача диспансера, а для врача скорой помощи.

Время ожидания визита врача из диспансера от нескольких часов до нескольких суток.

— Врач психиатр государственной бригады скорой психиатрической помощи. Работает по графику, работа в форме суточных дежурств. Обслуживает экстренные случаи. Выезжает на дом, если диспетчер принял вызов.

Диспетчера скорой психиатрической помощи в своей работе руководствуются Приказом № 108 «О скорой психиатрической помощи». В Приказе четко описаны показания к приему вызовов к психическим больным. Время прибытия бригады на вызов по нормативам — 15-20 минут.

Однако, если вызовов много, бригада в первую очередь будет обслуживать наиболее острые случаи. Так что, возможно, ожидание продлится дольше 20 минут.

— Врач психиатр коммерческой бригады скорой психиатрической помощи. График работы определяет начальство.

Врач может как дежурить на подстанции, так и выезжать на вызов из дома, а потом после вызова домой же и возвращаться.

В этом случае после вызова скорой вам придется подождать, пока машина, выехавшая со станции, заберет врача и доставит на место вызова. Зато время, проводимое у постели больного, менее ограничено, чем у муниципальной бригады.

— Частнопрактикующий врач психиатр. График зависит от того, что написано в трудовом договоре. Выезжает психиатр на дом в соответствии с графиком вызовов на сегодняшний день. Можно назначить удобное для вас время. Врач выезжает как на плановые, так и на экстренные случаи. Время, проводимое у постели больного, ограничено только стоимостью оказания помощи.

— Врачи психиатрических стационаров (как муниципальных, так и коммерческих), как правило, на дом не выезжают.

Добровольность оказания психиатрической помощи

Согласно Российскому законодательству, «Психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении лица и при наличии его информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство». Это значит, что человек, которому будет оказана психиатрическая помощь, должен подписать осознанное добровольное согласие на оказание такой помощи.

Психиатрическая помощь может быть оказана в недобровольном порядке только в случае применения принудительных мер медицинского характера, а также при госпитализации в психиатрическую больницу в случаях, оговоренных в статье 29 закона.

«О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», то ест при условии наличия тяжелого психического расстройство, которое может быть вылечено только в условиях больницы, а состояние обусловливает непосредственную опасность для себя или окружающих; беспомощность, причиной которого служит психическое расстройство; а также возможный существенный вред здоровью, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Анонимность психиатрической помощи

Факты обращения за любой медицинской помощью являются врачебной тайной и охраняются законодательством.

Ни врач, ни медицинская организация не имеют права где-либо упоминать эти факты, а также передавать сведения о состоянии лица, обращавшегося к ним за медицинской помощью, третьим лицам.

На передачу таких сведений должно быть получено письменное осознанное согласия лица, обращавшегося за помощью.

Преимущества вызова врача психиатра на дом

  • отсутствие необходимости решения массы организационных вопросов
  • обследование и лечение в привычной для больного обстановке
  • возможность быстрого обследования и лечения даже тяжелых соматических больных, включая травмированных и обездвиженных пациентов
  • оптимальный выбор при обследовании и лечении пожилых и престарелых больных
  • возможность подробного сбора анамнеза и получения внятных разъяснений по поводу проводимого лечения
  • полная анонимность обращения за помощью
  • исключение психологической травматизации пациента, обычно связанной с нежелательными контактами вне дома
  • врач проводит с пациентом больше времени, чем при контакте в кабинетеВсе  материалы на сайте представлены в ознакомительном порядке, одобрены дипломированным врачом, Васильевым Михаилом,  диплом серия 064834, согласно лицензии № ЛО-77-005297 от 17 сентября 2012 г., сертифицированным специалистом в сфере психиатрия номер сертификата 0177241425770.

    В любых ситуациях связанных с расстройством психики необходимо обращаться к специалисту

Источник: https://newpsyhelp.ru/porjadok-osmotra-psihicheskih-bolnyh/

Клиническое психиатрическое обследование

Психиатрический осмотр пациента

Опрос больного и сбор анамнеза при распознавании психического расстройства наряду с общими требованиями и приемами, используемыми в соматической медицине, имеют целый ряд особенностей.

В психиатрии опрос больного считается важнейшим методом обследования. Опрос требует от психиатра определенных навыков, которые приобретаются в процессе накопления профессионального опыта. Врачу всегда необходимы выдержка, терпение, неизменная доброжелательность и сочувствие даже при явно враждебном отношении к нему больного.

Однако всегда следует сохранять дистанцию, не допускать фамильярности. Никогда не следует скрывать от больного цели расспроса, представляться кем-либо другим, а не врачом-психиатром. При отказе отвечать на вопросы важнейшие из них все же должны быть заданы и отмечена реакция больного на них.

С одной стороны, больному всегда надо дать высказаться, а с другой – инициатива всегда должна быть в руках врача.

Большинство симптомов психических расстройств можно выявить только со слов больного (явления психического автоматизма, навязчивые мысли и опасения, бредовые идеи, многие обманы чувств, деперсонализационные и дереализационные нарушения и др.).

Некоторые психические нарушения на основании наблюдения за поведением больного можно лишь заподозрить (слуховые галлюцинации, когда больной к чему-то прислушивается; бред преследования – по напряженному и испуганному виду и т.д.).

При резком психомоторном возбуждении, явлениях активного негативизма или ступоре, нарушенном сознании расспрашивать больного приходится после того, как эти состояния минуют. С больным, находящимся в психотическом состоянии, лучше беседовать, предварительно получив о нем сведения от родных и близких.

При непсихотических расстройствах первым лучше расспрашивать самого больного, что повышает его доверие к врачу. Расспрос больного следует проводить в отсутствие его родных и близких.

Какая-либо единая схема беседы с пациентом невозможна.

Начинать обычно приходится с того, что послужило причиной обращения к психиатру или (в случае недобровольности) обстоятельств психиатрического освидетельствования или госпитализации.

Сведения общего характеpa должны включать, как и в общемедицинской практике, фамилию, имя, отчество пациента, пол, возраст, данные о роде занятий, профессии, семейном и социальном (в том числе наличие инвалидности) положении.

При написании учебной истории болезни в соответствии с требованиями сохранения врачебной тайны запрещается вносить в нее фактические данные о пациенте (фамилию, имя, отчество, адрес, место работы, учебы)!!! .

Жалобы пациента должны отражать проблемы или обстоятельства в том виде, в каком они представляются ему самому. При этом необходимо избегать специальных терминов и готовых диагнозов. Важно описать жалобы так, как их понимает и излагает сам пациент.

В задачу расспроса входит выяснить, насколько больной понимает происходящее вокруг, ориентирован в месте и времени, сохранена память на важнейшие события в его жизни и на события, предшествовавшие обращению к врачу. Больного просят дать объяснение тем его поступкам или высказываниям, которые у других могли вызвать подозрение о психическом расстройстве.

Если больной сам не высказывается о своих болезненных переживаниях, то ему задают наводящие вопросы о галлюцинациях, бреде и других расстройствах, наличие которых можно предположить, судя по его поведению или по полученным о нем сведениям. Всегда полезно задать вопрос о наличии суицидальных мыслей не только в настоящем, но и когда-либо в прошлом.

Важно также выяснить отношение больного ко всем выявленным болезненным пере¬живаниям и особенностям поведения: отсутствие критики, частичное, неустойчивое или достаточно критическое отношение к ним.

Анамнез в психиатрии принято разделять на субъективный и объективный, хотя эти обозначения весьма условны.

Субъективный анамнез – сведения, полученные от самого пациента в процессе его опроса. Помимо общих сведений и жалоб пациента анамнестические сведения должны отражать настоящее заболевание (anamnesis morbi), анамнез жизни (anamnesis vitae), включая семейный анамнез.

Анамнез болезни сводится к выяснению, когда и какие ее признаки впервые появились, какие события этому предшествовали, каким образом это заметил пациент и окружающие, как эти проявления изменялись и какое влияние они оказывали на жизнь пациента и окружающих. Если обращение повторное, важно узнать о предшествующем обследовании и лечении: к кому пациент обращался, какие лекарства принимал и как на них реагировал, побочные эффекты, результаты лечения, возникали ли при этом семейные и социальные трудности и т.д.

Анамнез жизни должен включать сведения о нарушениях у матери во время беременности, патологии в родах, о развитии в детстве и пубертатном периоде. Важно отметить, в какой семье вырос, особенности семейного воспитания, отношения с матерью и другими членами семьи, потерю близких в раннем детстве.

Необходимо поинтересоваться воспоминаниями детства, сохраненными в памяти (с какого возраста помнит себя), особенностями поведения, наличием конфликтов с окружающими, их причинами, характером и частотой. Где воспитывался (детские дошкольные учреждения), как проходила адаптация.

Школьный период: как давалась учеба, школьная успеваемость, положение и отношения в группах сверстников, увлечения, нарушения дисциплины, прогулы школьных занятий и побеги из дома.

Взрослая жизнь: обучение, профессиональная карьера, отношение к своей работе, уровень доходов, друзья, хобби, отношение к религии, социальная активность, служба в армии, участие в военных действиях и др.

Семейный анамнез включает прежде всего сбор сведений о наличии тех или иных психических расстройств и значительных отклонений в поведении среди родственников пациента, при этом информативны сведения о лицах 1-й и 2-й степени родства.

Если обнаружится, что у кого-либо из них действительно отмечались какие-либо отклонения в психике и поведении, то далее следует выяснить не то, «какой был диагноз», а как это внешне проявлялось, в каком возрасте началось, как сказалось на отношениях с супругом и детьми.

Расспросить о состоянии здоровья детей, семейных проблемах в случае наличия заболеваний. В деликатной форме попытаться выяснить отношение пациента к сексу и сексуальный анамнез.

Источник: https://www.eurolab.ua/mental-health/3710/3713/30463/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.